• Севастополь - 299045
  • + 7(978) 749-60-33
  • sevsps2017@mail.ru
  • Пн-Пт с 9:30 до 16:30 Сб-Вс выходной

Стенограмма конференции от 7 июня

07.06.2017 года в г. Севастополе, в межрейсовом доме отдыха моряков (гостиница «Атлантика» проспект Героев Сталинграда, 22) состоялась совместная конференция РОО МСП «Союз предпринимателей Севастополя» с правозащитниками и общественниками  Севастополя.

Собравшиеся в числе 70 человек в течение двух с половиной часов обсуждали насущные насущные вопросы и проблемы жизни города и горожан.

 

Конференция http://www.sevsps.com/2017/06/informaciya-o-konferencii/

7.06.2017

Владимир Викторович: Цель нашего сегодняшнего собрания - недавно прошел митинг по поводу Генплана, по поводу судебных процессов по изъятию имущества, признанию отсутствующим права собственности на ранее приобретенные земельные участки. То есть, по сути, отторгается, отвергается 6 ФКЗ, которым нам обещали, что все документы, которые признают право собственности, они сохраняются.  Все, которые были выданы при Украине, при переходе в состав РФ. Но сейчас все это пересматривается.

Естественно, за три года мы тоже, получается, присмотревшись ко всему, что происходит, начинаем свои взгляды как-то корректировать на ту действительность, которая складывается вокруг нас.

И у нас такое событие скоро предстоит - это 15 числа, когда можно будет задавать вопросы Президенту, чтобы вы знали, поэтому мы все свои вопросы (какие-то тоже и вы все можете, там по 20-30 человек, хотя бы один вопрос задавайте) до 15 числа на сайт Президента, там есть специальный сайт, и на сайте Союза предпринимателей я вывесил, куда эти обращения посылать, все вопросы свои задавайте. Вот тоже все волнующие вас проблемы вы можете излагать Президенту, чтобы какие-то ответы вам поступили. Вы на это можете рассчитывать.

Кроме того, на сайте Союза предпринимателей мы разместили информацию о темах сегодняшнего собрания. Среди них - Генплан. Эта тема волнует всех севастопольцев. Казалось бы, мы 23 года были в составе Украины, то есть нас попросту кинули в 1991 году, сказали - вы России не нужны, затратный какой-то здесь регион, у нас сюда ни свет не дотягивается, ни вода, ничего нет, вот будете в Украине, вроде как братская республика. Вот к чему оно пришло в конце концов. То есть, непродуманность.

И сейчас вместо того, чтобы решать какие-то насущные проблемы севастопольцев, то есть что - создали новые рабочие места? Да нет, не видно. Что-то еще наладили социально-экономическое положение жителей Севастополя? Тоже этого нет. Здравоохранение там, образование. То есть, самые такие животрепещущие вопросы жизнедеятельности именно жителей Севастополя, от которых зависит жизнь людей, их здоровье, благополучие - они как бы ушли на второй план, получается. Что-то попытались наладить, пообещали победить коррупцию - не победили. Вот - Генплан. Надо перестроить город. Вот перестройка города - это сейчас самая насущная проблема.

При этом нет ни кадастрирования, до 2019 года дано указание кадастрирование провести. Нет межевания. Есть муниципалитеты у нас, муниципальные образование - а границ этих муниципалитетов нет. Вот разбираться сейчас - стоит НТО, к примеру, его надо демонтировать или что-то с ним надо делать. А к какому оно образованию относится? Потому что демонтаж НТО отнесли сейчас в ведение муниципалитетов. Теперь надо разбираться, где он - может он на границе, может он в том районе, может в этом. А у нас 10 муниципалитетов. То есть, кто должен эти вопросы решать? Они не разделили ничего еще толком, ничего не сделали, но город они уже собрались перестраивать. То есть, каким образом вообще хотят привязываться к границам? Где кадастр у нас? Нет его.

Даже в судах - тех, что я участвую - сколько раз я запрашивал, к примеру, надо демонтировать НТО - требование, да, самовольно установленное. Хорошо, даем запрос в Севреестр - а чья эта земля, где стоит этот НТО, который надо демонтировать? А ничья - приходит ответ. Никаких прав ни у кого на нее нет - ни у Правительства не зарегистрировано, ничего. Так, а что они тогда, как они собираются переделывать наш город, перестраивать его?

То есть, самая насущная проблема - одних переселить, расселить. Задали люди вопрос, возмутились, потому что все это было сделано как-то в тайне. Люди завозмущались. Тогда изобразили вроде как обсуждение еще раз, пообещали, что все будет сделано нормально, что в конечном итоге все это придет в какое-то нужное русло, людей успокоить.

В то же время вдруг поступает информация мне сегодня, что завтра как-то тайно, без особого обсуждения, без уведомления, в культурном комплексе «Корабел» в Нахимовском районе должно состояться опять какое-то слушание, там должны быть руководители города, заместитель губернатора, архитектор. И вроде как они собираются там человек сто собрать, сказать, что - вот, смотрите, мы все чаяния удовлетворили, просьбы, пожелания, что-то сделали, всё - недовольных больше нет. Всё это снять на видео и вроде как представить за то, что уже полное согласие у нас здесь в городе наступило.

То есть опять какая-то здесь интрига, опять какие-то тайны. Я, честно говоря, исходя из своего опыта и знаний, что приобрел за это время, я начинаю не доверять, сомневаться во всем. И как бы доверия Правительству и Заксобранию, соответственно, нет.

Вот прошел митинг 27 мая здесь рядом, на площади Свободы. Вынесена Резолюция. Пока на эту резолюцию тоже как-то особо не отреагировали. Там вынесена Резолюция о том, что недоверие Заксобранию, Правительству и, как бы, я тоже предложу такой же здесь вариант.

Поэтому я сейчас хочу предложить, во-первых, вопросы какие-то чтобы у вас были Президенту, чтобы выступили, озвучили их. Во-вторых, завтра предлагаю пройтись в Корабел, там послушать, посмотреть - подтвердится информация, не подтвердится, так это или не так.

И, собственно говоря, у нас тема НТО. По Генплану я как бы сказал. Тут еще будут выступающие. Вы выступите со своими какими-то предложениями что касается НТО.

И дальше судебный у нас беспредел, с которым мы сталкиваемся, постоянно причем уже. Значит, что я хочу сказать - небольшая такая обзорная информация. Опять-таки, обращаясь к своему опыту, который я получил и к тому, что сейчас в реальности мы видим (на моем примере, на примере Мареты Анатолия, на примере Марата Тюнина) получается какая-то тенденция - нам пытаются внушить чиновники, которые сюда приехали, что мы должны жить в каком-то страхе. То есть, я уже наслушался достаточно, что пришла Россия, значит, это вам не Украина, будете делать, как мы там сказали. Тут митингов или еще что-то там не потерпим, инакомыслия какого-то. А в чем, собственно, инакомыслие? Почему я должен, мне это внушают и другим через меня (меня начинают запугивать, Марата, других), я должен бояться жить в своей стране, в которой я родился? Мне интересно, кто так решил? У кого в больной голове возникла такая мысль? У чиновника, что я должен бояться жить в своей стране. То есть, он говорит - будет суд там решения принимать какие-то не в твою пользу, будет там полиция тебя прессовать, будет там налоговая.

Кстати, да, на меня уже подметные письма, там проверить или еще что-то. Мне какие-то угрозы поступают, охоту какую-то на меня там объявляют. Я просто хочу сказать, что те охотники, которые решили поиграть в охотников, ну, посмотрим, у кого это получится лучше. То есть, меня пугать не надо. Людей, которые члены Союза предпринимателей, тоже я, считаю, что пугать тоже не надо, потому что мы достаточно хорошо уже в принципе научились защищать свои права. И если кто-то попытается делать провокации, какие-то еще там интриги плести, на кого-то что-то там натравливать, соответственно, мы по закону будем точно так же разбираться. Механизмов у нас достаточно, даже по закону. Просто, если они будут усердствовать, ну, соответственно, они быстрее себя разоблачат просто-напросто. И будет им же хуже, в конце концов.

Положение такое - я не должен бояться жить в стране, где я родился и живу. Государство обязано защищать своих граждан. Каждый это должен понимать. И чиновники даже. Там, где у гражданина начинаются права, у чиновника начинаются обязанности. На всякий случай - если взять Конституцию, я просто подборку сделал, 42 статьи, которые говорят о правах. 42, которые гарантируют нам права, гражданам. И только 3 из них - обязанности. Я могу их быстренько огласить: платить налоги, законно установленные, и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщика обратной силы не имеют. Что мы видим? Нам гарантировали, 6 ФКЗ гарантировал, что все документы, которые есть, останутся, будут действующие. Но нам тут же вводят новые законы, новые налоги какие-то или еще что-то, фактически все у нас разрушает ту инфраструктуру, которая была, ничего не предлагая взамен. То есть нарушается Конституция. У нас есть гарант - Президент. Гарант Конституции. Как бы мы к нему и будем обращаться. Потому что судьи, которые принимают решения не в нашу пользу, а в пользу чиновников, то есть там, где Правительство, там заведомо мы проигрываем. Нарушаются наши права. Эти судьи все говорят - а нас же Президент поставил. Стоп - так это чей Президент? Ваш, судей? Чиновников? Или он наш тоже? Мы как-то поделились здесь в стране? Нас кто-то поделил? Чиновники, судьи, власть - сами по себе. Мы - сами по себе. Мы кто - холопы или еще что-то, а они господа? Кто и как это сделал вне Конституции, вне закона. Конституция - это одно, законы - одно, а нам установлены какие-то правила. Этого не должно быть.

То есть, обязанность сохранять природу. Но мы, вроде бы, и как-то сохраняем. К нам претензий нет. Мы уплачиваем налоги там, где нам создают условия соответственно для работы.

И 59 статья - защита Отечества. Я уже не могу, кто-то помоложе сможет. Все. И положение настоящей главы составляет основу правового статуса личности. Три обязанности, из которых некоторые соблюдают. Мы же добросовестные предприниматели, мы хотим работать и платить налоги.

Вот сегодня мы были у Кирпичникова, начальника отдела Главного управления потребительского рынка и лицензирования. Уже третий начальник там за наше время. Мы на месте, мы как бы продолжаем что-то делать, пытаемся работать, а начальники там меняются. И мы были в Заксобрании на заседании, там было сказано, что тот документ, который должен был изначально быть положен в основу этой Схемы размещения НТО (а это инвентаризация). То есть по логике даже надо было прийти новая власть, при Меняйло, Еремеев, Петров, прийти и что сделать - взять просто разбить город на квадраты, посмотреть, где какой павильон стоит, проверить все, навести порядок, сделать учет. То есть провести инвентаризацию. Они этого не сделали. Петров и Еремеев и Меняйло врали нам все время, что якобы есть инвентаризация. Сейчас Кирпичников говорит - да нет инвентаризации. Действительно ее нет. Это признание у нас есть в стенограмме, звукозаписи. Нет. Значит нам врали все это время. То есть, без какой-либо инвентаризации - вот люди подали, чтобы их как бы в Схему внесли, вот, кто подал, тех раз сразу же и в расход. Понимаете? Не нужны. То есть, у них какая-то своя программа была. Поэтому мы, и я сегодня предложил Кирпичникову, - давайте мы проведем, мы поможем вам. Вот у нас есть Союз, 150 предпринимателей, к примеру. Есть статья 7, 381 ФЗ, которая говорит о том, что все решения, которые принимаются в отношении предпринимателей, должны как бы согласовываться с нами, приниматься, с нами обсуждаться. Ведь мы же помогаем.

Давайте говорить так - первое постановление правительства 1030 оно так и не сработало, ни конкурс, ни аукцион, ничего не проведи. В холостую. Работали, новые создавали. Постановление №329  - сделали, теперь надо его на практике применить. Но опять там пробуксовки идут. Но хотя бы в № 329 изменения внесли по нашим предложениям, сколько мы бились, о том, что компенсационные места должны быть, что ранее паспорта, которые действовали, их надо сразу же принять за основу и заключить договора с этими людьми. По инвалидам тоже.

То есть, совместными усилиями, с нами же, получается, что на практическом опыте, на примере мы подтверждаем, что без нас-то и нельзя. Это же наши вопросы решаются.

Например, я просто за себя коротко скажу. Как платить налоги, как я буду? До 2015 года, например, павильон в собственности на Юмашевском рынке. Он работал, что-то делал. Ну запретили там алкоголем торговать, еще что-то. Все. То у меня было три работника, платились налоги, лицензии, кассовый аппарат. Всё - лицензия пропала, кассовый аппарат пропал, естественно, пришлось все закрыть. Всё - ничего, налоги платить я уже не могу, естественно, никто не работает, ничем не занимается. Тем не менее, мою деятельность сейчас проверяют, нахожусь ли я в офисе, еще что-то такое, плачу ли я налоги. Да я не работаю! То, что я делал, закрылось. А у них и документы куда-то пропали, они документы найти теперь не могут.

Вот это отношение чиновников. Они сидят в кабинетах, они не знают, что здесь делается. Поэтому я к чему подвожу - что необходимо нам какие-то общие решения выработать, отношение к нам, чтобы люди знали и понимали, что делают. Тоже учились. Не то, что я один там, пришло мне что-то в очередной раз, какое-то задание - оштрафовали, да? Вот мы говорили - не надо штрафовать, подождите, давайте мы выработаем какой-то механизм. Нет. Опять приходит штраф. Уже новый механизм какой-то для штрафов. Главное управление потребительского рынка и лицензирования выписывает протоколы, составляет, потом отдает на административную комиссию. Раньше такого не было. УКГХ выносила постановление, потом передавали в арбитражный суд. Тут вдруг административная комиссия, несколько человек, пишут, что надо обращаться обжаловать в Гагаринский суд. Я это объясняю Кирпичникову всё. Что вообще происходит? Как это? Завтра это может коснуться каждого из вас. То есть, кого-то уже коснулось, несколько человек, вот уже сейчас жалобы пойдут уже в новом каком-то формате, по новому механизму, а кого-то это ждет.

Кирпичников на заседании у Алтабаевой сказал, в Заксобрании, расширенное заседание было, что они не имеют отношения к демонтажу. Нет. Я его как бы поправил. Кто стоит у истока? Кто первоисточник? Кто обнаруживает это, выписывает протокол - кто? Главное управление потребительского рынка и лицензирования. Очень коротко - без разрешительных документов. Что такое - без разрешительных документов? Вообще-то, по закону есть формулировка такая - самовольное строение, установка, самовольное занятие земельного участка. Самовольность. Это другой термин.

А здесь просто - без документов, подтверждающих право размещения объекта. То есть - разрешительных документов. Совершенно другая формулировка. Нет документов, то есть, самовольное, получается, это 6 ФКЗ и все остальное - ранее выданные документы, паспорта привязки - они как бы отбрасываются в сторону. Всё. Только одной этой формулировкой. Кто такой хитрый так придумал? Интересно мне.

Но почему в ФЗ прописано одно, а в местном, это местный закон 130 ЗС, почему сейчас стоит вопрос, кто такие хитрецы там специально придумывают, чтобы обойти 6 ФКЗ и это всё? Просто - без разрешительных документов. Нет разрешительных документов - всё, иди отсюда - под демонтаж. Сначала протокол, на комиссию передали, очень короткое постановление - на одном листике, нет разрешительных документов, отсутствуют. Любой из вас, у кого там паспорта привязки были, кто обращался ранее, - просто приезжают, нету - всё, 3 тысячи рублей штрафа. Да нет, а вообще-то на всякий случай до 150 тысяч. Увеличили аж в 10 раз некоторые штрафы. Увеличили. То есть, нет - плати, а потом на демонтаж, соответственно.

Вот причинно-следственная связь, логическая цепочка такая выстраивается и под что уже дальше подводится. Почему я и не доверяю. То есть, каждый раз я убеждаюсь, что чиновники Правительства проявляют изобретательность не на то, как помочь людям, а на то, как навредить, нагадить и как очистить эту территорию от НТО и так далее. Потому что они, видите ли, им мешают. Хорошо, задаешь вопрос - а куда людей? Не знаем, куда-то идите. Куда? Тоже не знают.

Поэтому здесь вот эти вопросы сейчас надо будет обсудить, принять резолюцию.

Соответственно, суды. У нас большая проблема судов. Это то, что касается Анатолия Мареты, то, что касается Марата Тюнина, то, что касается меня. То, что касается других общественников, правозащитников. Сейчас у нас совместная такая встреча, здесь не просто Союз предпринимателей, понимаете. Вот так чиновники нам помогают объединиться и осознать некоторые моменты, и научить нас как-то защищаться. Потому что уже объединились мы - и правозащитники, и общественники. И здесь вот Федорин Василий Сергеевич присутствует, Ленур Усманов, Анатолий Марета, Ходас Леонид Васильевич, Павел Волков.

То есть все уже люди начинают понимать, что происходит что-то не то. Что что-то с этим надо делать. И надо уже сейчас с этим делать, надо сейчас это понять. И для этого мы и собираемся, чтобы обсудить этот вопрос. Что происходит в судах, потому что чиновники принимают решения, мы должны куда-то обращаться, к примеру в порядке Закона об обращениях граждан, хотя бы для того, чтобы получить какие-то разрешительные документы. И что мы видим? А мы видим, что Марат Тюнин, его жена подала документы в ДИЗО, куда и вы многие обращаетесь и ждете годами, в очереди и так далее, и ничего не можете получить. То есть, нарушаются ваши права, 59 ФЗ о том, что надо в течение месяца дать ответ. И вы приходите, что вы можете получить, если вы надоедите, то на вас просто могут сфабриковать уголовное дело, к примеру, за причинение телесных повреждений, побоев, насильственные действия в отношении должностного лица при исполнении служебных обязанностей. Вот такая статья есть. То есть, вы пришли поговорить, на прием или еще что-то, пригласили двоих каких-то работников, которые потом скажут, это просто знакомые, не работники, просто знакомые, которые там были. То есть они сразу в статусе знакомых. Судья так квалифицировала. Вот у Марата Тюнина жена, значит, это заинтересованное лицо, которое заинтересована в исходе дела. А сотрудники они, значит не заинтересованные лица, а просто знакомые. А как же устанавливать истину? И, получается, значит, решили, что Марат Тюнин (ни записи, ничего у них нет подтверждающих, что били, даже экспертизу провести не могут), тем не менее судья признает, что Тюнин гонял там их, по всему помещению, как она говорит. Мы говорим - установите кабинет, где это проходило, потому что лжесвидетели, которые там были, они не могут видеть этого всего. Потому что там по показаниям уже установлено противоречие.

Тогда судья вышла из положения, то есть, она пишет «по всему помещению». То есть, ДИЗО, здание ДИЗО оказалось помещением. По всему помещению ДИЗО происходили все эти действия. Что он гонял её по всему и везде бил там её в каждом углу что ли? Там куча свидетелей, охрана и так далее. То есть, полный беспредел. И каждого из вас это может коснуться.

Значит, судья для того, чтобы принять такое незаконное решение, отказала мне, как защитнику, в допросе свидетелей, чтобы я задавал вопросы. Она говорит - вы не имеете права задавать вопросы. Как это? 6 статья Европейской конвенции, я имею право задавать вопросы свидетелю. Тем не менее, мне отказали. Так еще начали пугать там, приставов вызвали, национальную гвардию, они посидели, ушли, протокол составить - но так и не составили. Это просто бред, это цирк какой-то. Просто цирк. С законом здесь вообще ничего общего нет. Это может каждого коснуться. Я - юрист, Тюнин - юрист и с нами так обошлись. Что с вами будет?

Мой пример. Я исполнял представительские функции, помогаю человеку, исполнительное производство, есть решение суда - два помещения рядом, в одном помещении производятся исполнительные действия. Пристав решил в другом помещении еще что-то делать. Я говорю - вы не имеете права. Ко мне применили физическую силу, у меня вырвали палку из рук. Три-пять человек трижды ко мне применяли физическую силу. У меня как бы наступило ухудшение здоровья. Тем не менее, меня же признали виновным, что я не выполнил какое-то законное требование. Какое законное требование, которого не было? Нет решения суда. Тем не менее, судья такое решение приняла, отказывает в возбуждении уголовного дела.

То есть, что будет с вами, если сейчас эти вопросы не бить в колокола, не поднимать на всех уровнях, не привлекать внимание.

Дальше - Анатолий Марета. Что он там написал, взяли незаконно провели экспертизу. Вообще следственный комитет не имеет права проводить экспертизы, нет у них ни приказа, ничего. Взяли, провели экспертизу каким-то там, не лингвистом даже, филологом по образованию, ни стажа работы у него даже преподавательского, ни научных работ, она работает, как они числят, лингвистом. И она делает какую-то там экспертизу. Подтасовывает все, приписывает слова, которых не было, и на этом основании Марету признают виновным в совершении уголовного преступления.

При этом вдруг, так вот, получается, попадает мне в руки дело, материал - ГУП, Государственное унитарное предприятие «Севтелеком», где учредителем, на всякий случай, город Севастополь. То есть - каждый из нас. А Правительство просто осуществляет какие-то представительские функции, от нашего имени управляет там, распоряжается там собственностью, имуществом. А «Севтелеком» вообще ничем как бы не имеет права распоряжаться. Это не в его собственности. Ни здания, ничего. Но прислали туда человека, который (то, что я скачал информацию в Интернете в реестрах) управляет девятью предприятиями. Где-то там в каком-то предприятии его дочь работает, в котором он раньше был, сейчас его дочь. Который судится, там пять у них судебных дел, но, тем не менее, его сюда прислали, он там в Москве и во Владимире, его сюда прислали, чтобы он заменил руководство, которое было здесь. Чем-то оно не устраивало, которое проработало 20 лет и вообще-то строили там все.

Значит убирает человека оттуда Давыдова, который 20 лет проработал, в один день увольняют, незаконно. Причем пытаются свалить на начальника отдела кадров, но, подождите, директор за все отвечает - Громов, который там должен этим всем управлять - и он же подписывает приказы. Но при этом, так как торопились, выплатили, чтобы человек быстрее ушел незаконно вознаграждение - 500 тысяч. И вот теперь тот же самый судья Климаков, который судил Марету и быстро-быстро там ему все было понятно и по экспертизе, и по всем вопросам. А здесь ему непонятно. 9 месяцев вот они уже никак не могут ничего решить. И переносятся, и адвокаты там могут болеть и все. То есть, мы просили, Анатолий просил, перенести, потому что он инвалид, у него реальная там операция. А судья говорит - нет, сидите, мы не можем перенести судебное заседание. И до 9 часов ночи проводили. То есть, по ходатайству человек больной, он не может сидеть там 6 часов, потому что там прения идут, допросы и так далее. Нет, сидите. Вот закончит ваш защитник. Как будто месть какая-то, понимаете? Что за отношение?

И вот поэтому я предлагаю - сейчас будет обсуждение, я просто вас в курс ввёл, чтобы все понимали, о чем мы должны говорить, что мы должны обсуждать. Я предлагаю такую резолюцию совместной конференции. Вот проект. А вы уже дальше там дополните.

Резолюция

  1. Выражаем недоверие Законодательному собранию Севастополя, ввиду наличия признаков нарушения Устава города Севастополя. Статья 3 пункт 1 говорится, что в городе Севастополе признается, гарантируется и защищаются права и свободы человека и гражданина, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, в соответствии с Конституцией РФ, федерального законодательства и законами города Севастополя.
  2. Недоверие Правительству Севастополя, не принимающего во внимание Конституцию РФ и федеральные законы. А также не исполняющему указы и поручения Президента РФ и председателя Правительства РФ.
  3. Недоверие судам города Севастополя, выносящим несправедливое решение по отношению к жителям Севастополя, не принимающие во внимание конституционные и международные права и свободы человека и гражданина РФ.

Все это происходит без учета Федерального конституционного закона №6 о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и Севастополя, и образовании новых субъектов.

Просим Президента РФ Владимира Владимировича Путина:

  1. Как гаранта Конституции обеспечить защиту прав человека и гражданина для жителей города Севастополя.
  2. Создать межведомственную комиссию по проведению аудита и экспертизы территории города Севастополя, изучению и анализу ситуации, которая сложилась с имущественными и земельными отношениями для решения социальных проблем в городе Севастополе. В состав комиссии необходимо включить представителей Администрации Президента РФ, представителей Правительства РФ, Государственной думы и Совета Федерации, представителей правоохранительных органов.

Особо просим обратить внимание на отсутствие сведений передачи всех архивных материалов из советских, украинских архивов, архивов города Севастополя в новый архив РФ в Севастополе и их сохранности.

  1. Принять на государственном уровне ряд значимых решений, в том числе, кадрово-организационных, направленных на пресечение антинародной деятельности Правительства Севастополя, Законодательного собрания и судов Севастополя, касающихся случаев беспрецедентного нарушения гарантированных прав и свобод человека и гражданина РФ.
  2. Для участия в работе комиссии направить в город Севастополь представителей Счетной палаты РФ для проверки расходования средств ФЦП Правительством Севастополя и Законодательным собранием города.
  3. Обязать правительство Севастополя признать законными все документы, выданные при Украине до 18.03.14 года, а также выданные позже на основании заявлений, поданных до 18.03.14 года на размещение НТО и на их основании выдать разрешительные документы российского образца.
  4. Обязать Правительство Севастополя расторгнуть договор с разработчиком проекта Генплана Севастополя, с возвратом федеральных денежных средств в бюджет города. Данный Генплан полностью противоречит интересам государства и жителей Севастополя, и не принятый ими на общественных слушаниях.
  5. Признать не приоритетным разработку Генплана Севастополя на данный момент в связи с отсутствием кадастрирования и межевания, отсутствия границ муниципальных образований.
  6. Признать приоритетным направлением работы Правительства Севастополя создание экономических условий для жизни в городе Севастополе, а именно - создание условий для занятности жителей Севастополя, новых рабочих мест, трудоустройства с тем, чтобы жители имели возможность содержать свои семьи.
  7. После проведения работ по кадастрированию и межеванию, после определения границ муниципальных образований вернуться к проекту Генплана и при разработке проекта Генерального плана развития города Севастополя учесть исторически сложившиеся особенности архитектуры города, с учетом частной собственности жителей Севастополя. Предложить Министерству обороны РФ предоставить обоснование целесообразности изъятия в их пользу значительной части земель, находящихся в собственности граждан.
  8. На основании документов, полученных до вступления в состав РФ и подтвержденных ФКЗ №6, гарантировать жителям Севастополя завершение всех ранее возникших земельно-правовых отношений. Направить предложение в Законодательное собрание города Севастополя о внесении в статью 12 46 ЗС поправку о завершении реализации этих прав.

 

Также я предлагаю по поводу «Севтелекома» информацию, которую я сказал, в процессе обсуждения о том, как суды относятся. То есть избирательность у нас правосудия.

Обратиться к Правительству Севастополя от жителей Севастополя тогда назначить представителя. Почему - потому что, оказывается, Правительство Севастополе в лице ДИЗО и Главного управления по связи и информатики каким-то образом вышли из процесса, то есть, они не потерпевшие, они не представители, и гражданского иска не подают. То есть, получается, игнорируются опять-таки права жителей Севастополя. Этот вопрос о том, что тогда если Правительство не хочет защищать интересы жителей Севастополя, которые являются, собственно говоря, учредителями этого «Севтелекома», тогда мы сами как-то должны этот вопрос взять на общественный контроль и делегировать своего представителя туда, в этот процесс. И добиться, чтобы суд принял это все, ввел к участию в процессе представителя жителей Севастополя. И, соответственно, чтобы уже жители Севастополя подали гражданский иск. Чтобы мы могли все эти права защищать. Вот как бы такая резолюция предлагается.

Женщина из зала: А можно почитать то, что вы зачитывали? Я что-то вообще ничего не пойму. Причем здесь жители Севастополя? То есть, мы вот считаем, что за всех жителей Севастополя кто-то там…

Владимир Викторович: Стоп, давайте я сейчас поясню...

Из зала: Меня, допустим, интересует вопрос, конкретно нас, - по бухте Казачьей. Вообще предпринимателей…

Владимир Викторович: Сейчас вы выступите, подождите.

Из зала: Причем здесь «Севтелеком», я что-то вообще ничего не пойму…

Владимир Викторович: Я же сказал, тема - избирательность правосудия. Я же сказал. И «Севтелеком» - это тоже нарушение, потому что учредители этого «Севтелекома» - город Севастополь, на всякий случай. Я на это обращаю внимание.

Из зала: А мы можем обсудить на сегодняшнем собрании вопросы этих аукционов…

Владимир Викторович: Конечно, для этого мы и собрались. Поймите, для чего мы сейчас собрались, я же объясняю, 15 числа - вопросы Президенту. Я уже видео обращение записал, тоже и от вашего имени, и от всех. И письменно направил, и на сайте размещено, и везде, и на личную почту я отправил Президенту, и открытое письмо я направил.

Теперь чтобы это не выглядело, что это я сам от себя. Вот вы здесь присутствуете, вы тоже жители Севастополя. И вы знаете, и другие у вас есть знакомые, - такие же проблемы. Вы тоже можете выступать, зная о том, что какие у вас проблемы, какие проблемы у ваших знакомых. Вы можете выступать от жителей. Почему бы нет. Вы говорите за себя, и можете так же говорить. И вы можете подготовить вопросы Президенту, и так же обратиться, чтобы Правительство, в конце концов, услышало все ваши проблемы. Я же для этого вам и предложил собраться.

И эту запись мы тоже выложим - пожалуйста, пускай смотрят. Или это только мое что ли?

Давайте сейчас по НТО выступят быстренько.

Леонид Васильевич: Давайте я как раз по этому вопросу в целом хочу выступить.

Владимир Викторович: Ну, скажите. Давайте.

Леонид Васильевич: Товарищи, мы с вами собрались здесь, потому что не равнодушны к тому безобразию, той колониальной политике, которую ведет сегодня чиновничество, осуществляющее власть в нашем городе. Мы оказались порабощенными этими чиновниками люди. Севастополь сегодня унижен, опаскужен деятельностью чиновничьего аппарата всех уровней. Собрались мы, потому что кого-то за это место хватает где-то. Действительно, всегда реагируют те, кого касается больше всех данный момент. Хотелось бы, чтобы не только тех, кого касается, а тех, у кого есть честь. А честь - это потребность действиями противодействовать злодейству.

Мы с вами оказались современниками разных возрастов, которые испытывают на себе злодейство. Злодейство, повторяю, властных структур, которые олицетворяют государственность Российской Федерации.

Я - экс-председатель Севастопольского отделения Русской партии Крыма, член политсовета Русских организации Крыма и Севастополя, в течение 23 лет боролся за наши с вами всех интересы. Я открыто их проявлял. Вы, я так вот вижу, буквально только единицы людей, которые реально действовали, открыто заявляя. Не всех вас я видел, а вообще-то практически не видел, чтобы вы выходили на митинги и выражали свою волю.

Сегодня мы с вами должны заговорить, поскольку это касается теперь каждого из тех, кого касается злодейство Правительства. Правительство Севастополя - не наше правительство. Если вы знаете, если нет - я довожу до вашего сведения, начиная с 1994 года севастопольцы ставили вопрос в условиях государственности украинской о праве избирать главу администрации города Севастополя самостоятельно. И мы в течение вот этих 20 лет, 19 лет, практически ставили этот вопрос. Всякий колонизатор, а это суть колониального режима, не допускает к власти представителей населения данного региона, данной территории.

Джавахарлал Неру - один из беднейших деятелей международных, который восстал в свое время против колониального режима Англии. Сегодня мы испытываем на себе. Как быть? Вопрос один. Вот собрались, вот это маленькие пока побуждения, первая реакция публичная наша, митинг, который провели 27. Митинги до этого отдельные, выступали предприниматели в прошлом году 14-15 апреля и проводили мы митинг. А так в принципе затихли все. Бояться. Правильно говорит Владимир Викторович. Правильно он говорит. Но мы должны теперь действиями своими частыми, многолюдными демонстрировать и не бояться называть вещи своими именами. Не как-то уклончиво обзывать то, что с нами творит. Сегодня идет глумление над нами, закабаление, уничтожение нашей воли.

Поэтому необходимо, мы должны будоражить Москву. Называть вещи своими именами. Вы направили сюда, или другие, которые не отражают ваши интересы, Владимир Владимирович, или вы такой же, как те, кто злодействует здесь

Женщина из зала: Но это уж слишком, ну, честное слово.

Леонид Васильевич: Вот как только вы так говорите, вы уже слюнтяй.

Из зала: Подождите, вы не имеете права, во-первых, так говорить…

Леонид Васильевич: Поэтому, предлагаю… остановитесь… я говорю, а не вы.

Женщина из зала: Во-первых, вы не говорите конкретно - против кого, против чего, какие действия...

Леонид Васильевич: Против чиновников.

Женщина из зала: Про всех?

Леонид Васильевич: Да.

Женщина из зала: Извините, мы вот жменька, которых интересует вообще-то вопрос, почему у нас тендеры проходит, почему у нас аукционы?

Леонид Васильевич: А кто их проводит?

Женщина из зала: А вы начинаете про все Правительство, про судей. У меня сосед, между прочим, начальник РОВД. Я бы не сказала бы, что он подлец. А я буду говорить, и вас понесло уже про Президента и такой же как и все.

Леонид Васильевич: Безусловно. Потому что вы ничего не сделаете.

Женщина из зала: То есть, у нас все...

Леонид Васильевич: А я отвечаю вам, они говорят - плевать мы на вас хотели.

Женщина из зала: Кто говорит?

Леонид Васильевич: Начальник МЧС, мне доложили, начальник МЧС Севастополя.

Женщина из зала: А МЧС причем? Мы какое отношение к МЧС имеем?

Леонид Васильевич: Опа! А теперь вы не понимаете одной вещи.

Из зала: Какой?

Леонид Васильевич: Что, когда нас так обзывают - на нас плюют. Нам говорят - сегодня мы севастопольцы, а не вы.

Из зала: Но меня никто не обозвал! Почему я должна Президенту говорить, что у нас все подлецы?

Леонид Васильевич: Подождите, значит, если у вас будут отбирать сейчас территорию, вот у людей забирают…

Из зала: Вот мы пришли, собственно говоря, и узнать, куда обращаться, почему это происходит. Но не за Правительство и не за судий.

Леонид Васильевич: Вы вот, смотрите, товарищи, я сталкиваюсь есть вот товарищи…

Ведущий: Леонид Васильевич…

Леонид Васильевич: Я полтора года воевал с ФСБ и с Правительствами, я знаю, что это такое.

Из зала: Ну, а зачем мне с ФСБ воевать?

Леонид Васильевич: Поэтому я предлагаю в документы, которые будут направляться Путину, включить следующий момент, следующую трактовку. Признать незыблемыми сложившиеся к настоящему времени освоение жителями Севастополя севастопольской земли. Узаконить по факту все формы владения землей жителями Севастополя на 18.03.2014 года. Устраивает вас такая формулировка?

Из зала: Нет, не устраивает. Потому что те, кто скупил севастопольские земли, вы их узаканиваете. Понимаете?

Леонид Васильевич: Значит, на какой год? Ребята, я о чем говорю - корректировка…

Из зала: На 2014 год все побережье…

Леонид Васильевич: Корректировка уместна. Естественно... Вопрос узаконить… Смотрите, любая…

Из зала: Ну, откуда я знаю, у кого, чей участок? Я вот знаю, что у нас в бухте Казачей, когда я пошла служить в морскую пехоту, это был Советский союз. Потом перешли мы на Украину. Было - пожалуйста, езжай и купайся на берег моря и т.д. и т.п. Потом вдруг саратовцы стали шефы приезжать, стали перекрывать, потому что саратовцам делали городок. Теперь уже Россия перекрывает, потому что там свои эти самые.

Владимир Викторович: Леонид Васильевич, давайте сейчас вот послушаем женщину. Вы предложили, мы уже это…

Леонид Васильевич: Я согласен полностью, что сейчас мы с вами…

Владимир Викторович: Леонид Васильевич…

Леонид Васильевич: Хорошо, товарищи, я один пункт вам дал.

Владимир Викторович: Вот идите сюда, расскажите все свои проблемы. Что вы считаете нужным, что вы хотите.

Женщина: Здесь вообще от предпринимателей собрались, индивидуальных предпринимателей. И наверное, интересует вопрос - когда мы вступали в Россию, нам говорили - все, что было построено, все и остается. Теперь вдруг на тебе - мы участвовали, благо того, что закрыли эти тендеры, каждый вложил, кто 10, кто12 тысяч на оформление этих документов. Теперь, значит, проходит время, говорят, будем участвовать в аукционах. Простите, люди кавказской национальности приезжают, захватывают это и говорят - вы здесь стоять не будете, вы будете у нас продавцами. Наши ларьки, а кусочек земли, то есть, он сколько денег он затребует с меня 50 тысяч, будь любезна - плати. Не можешь платить - убирай свой ларек.

Владимир Викторович: Сейчас конкурсы объявлены на ваши места?

Женщина: Пока нет.

Владимир Викторович: Вот. Давайте я сейчас сразу вам скажу. Сейчас. Смотрите. Сейчас, Леонид Васильевич… Все.

Женщина: Это государственная земля. В Симферополе, мы когда пришли, сказали - будьте любезны, вот, значит, квадратный метр столько-то стоит, 20 квадратов - это столько. Государству будьте любезны платить. Люди согласились и люди платят. А мы значит, должны, мы тогда платили тому-то, эта отстегивала государству копеечки, а себе набивала карманы.

Владимир Викторович: Сейчас я вам этот вопрос поясню, что вы сказали по конкурсу. Пока еще конкурсы на такие места не проводят. Ну, дайте я же договорю. Я же как бы этой темой и занимаюсь. Мы же вот ходили специально, Элла Сырикова, председатель правления, Надя Васильева, они постоянно ходят туда, кучу уже бумаг туда написали. Вот сейчас, сегодня с Кирпичниковым опять разговаривали, что члены союза на основании, я же сказал, статьи 7, 381 ФЗ, мы, члены союза, согласно уставу, чтобы не нарушались права, мы выступаем в защиту, все это по закону, это здесь никакие даже сговоров ни антимонопольного закона, ни конкуренции, ничего не нарушается. Мы присутствовали на заседании в Заксобрании, имеется двухчасовая запись, мы ее выкладывали, аудиозапись, совещание в Главном управлении потребительского рынка и лицензирования, как все это применять.

То есть, закон - это одно, а как его применить - это другое. Это уже немножко сложнее, тут механизм нужен. И очень много возникает проблем на этом пути.

Проведено было, опять-таки мы тоже настояли, совещание в Заксобрании, Алтабаева там возглавляла, Лобач. Туда пригласили и Кирпичникова, и начальника Налоговой службы, там много кто был. Опять это вопрос - часовая запись тоже выложена в Интернете.

И здесь вопрос по конкурсу, обратились в ФАС, написали жалобу в ФАС, чтобы пока это все это, опять по этому новому постановлению. Пока ничего они не могут сделать, у них не получается, потому что много проблем возникает. Как оформлять документы, что с ними дальше делать. То, что вы говорите, кто-то…

Из зала: Ну, это вообще…

Владимир Викторович: Сейчас. При этом мы говорим, что те члены союза, которые раньше подавали, стояли, есть все документы, обращались, значит, что будет сейчас. Выдали эти паспорта. Вот сегодня Кирпичников сказал - дайте еще раз эти таблицы, где вы всё подавали. Потому что мы говорим - мы в судах доказываем, что мы добросовестные предприниматели, что мы обращались, мы все эти процедуры прошли. Суды признали, что государственные органы недобросовестность проявили, потому что до сих пор нам ответов не дали. Почему одни оказались в схеме, другие не оказались?

Мы просим внести все ваши места в схему, чтобы никаких конкурсов.

Из зала: Они в схеме есть.

Владимир Викторович: Не все. Чтобы не проводили. Дальше, что же вы сразу-то начинаете? Я говорю, внести все места в схему, кто подавал. Раз. Второе - не проводить конкурсов, аукционов, а выдать просто документы разрешительные. Вот я о чем говорю. Это постоянно у нас стоит на повестке дня. Вот сегодня ездили опять-таки к Кирпичникову на прием, добились, чтобы нас вне приема приняли.

Мужчина из зала: У вас же украинские документы…

(реплики в зале)

Женщина из зала: Вообще специфические моменты. Существуют паспорта привязки, как мне сказали, существуют договора аренды. Это все без проблем они переоформляют и делают договора оформляют сразу на предпринимателей. У нас при Украине на нашем месте был договор на проведение ярмарки. Но у нас там - благоустройство территории, все такое прочее. Ярмарка - в России нет ярмарок, вы будете участвовать в аукционе открытом на общих основаниях. То есть, как наши документы подвести к тому…

Владимир Викторович: Стоп. Кто сказал, что в России нет ярмарок? Да есть они, постоянно организовываются.

Женщина из зала: Но это же, понимаете, ярмарки не имеют…

Владимир Викторович: Нет, подождите…

Из зала: Там договор аренды и паспорт привязки.

Владимир Викторович: Да все, в принципе-то, делается, и говорили мы с Гладковым, мы же все эти вопросы обсуждаем.

Из зала: Давайте от частного к общему перейдем. Понятно, эти все вопросы мы можем на офисе обсудить.

Мужчина из зала: Мне кажется, нам надо освободиться от политических лозунгов, потому что ни с КГБ, ни с НКВД бороться мы не собираемся. Понимаете? Поэтому надо от политики уйти.

Владимир Викторович: Подождите, подождите. Я вам сейчас объясню. Послушайте, вы неправильно, я же все-таки по образованию… Я же объясню.

Мужчина из зала: Наговорили кучу, извините…

Владимир Викторович: Да подождите. Леонид Васильевич! Я же сейчас отвечаю. По ярмаркам, я сказал, тоже занимаемся. Вашим участкам тоже, мы подали документы. Мы подали документы в ДИЗО, чтобы выделили ваш участок, подали на него от Севастопольского потребительского кооператива, чтобы вам эту землю дали. То есть - вам.

Женщина из зала: Каждому индивидуальному будем должны организовываться…

Владимир Викторович: Ну, организуйтесь там. Чтобы права защищать. Других пока я не вижу вариантов, понимаете. То есть вопросы эти тоже решаются. Я почему вас и приглашаю, мы же видимся довольно редко, и не все проблемы знаем. Для чего мы запись ведем, для того чтобы дальше все это докладывать там наверху, понимаете, выше.

Что такое политика, чтобы вы правильно поняли. У меня же еще все-таки историческое образование. Историк-социолог. И я знаю, что такое политика, я изучал, это моя специализация. Политика есть внешняя и внутренняя. По Конституции Президент осуществляет как внешнюю политику, так и внутренней занимается. И он же гарант Конституции и соблюдения конституционных прав граждан. Понимаете? И мы говорим о внутренней политике, об отношении внутри государства и к людям. Конституция - это политика. Конституция - это политика внутренняя. И если Конституция, права граждан нарушаются чиновниками, то это политика, потому что это начинается уже подрыв авторитета власти. Когда, например, Анатолия Морету обвинили судьи, судейское сообщество, я хочу до вас донести, чтобы вы поняли, чем мне приходится заниматься, чтобы вы тоже в этом участвовали. Обвинили в том, что…

Мужчина из зала: Понимаете, обвинять всех чиновников тоже нельзя. Все-таки, как я предполагаю. Хотя бы 1%, но обвинять всех…

Владимир Викторович: Я не обвиняю всех, я пока обвиняю…

(шум, одновременные реплики в зале)

Владимир Викторович: …систему, которая сейчас… подождите. Дайте я поясню. Если мы будем превращать каждое такое наше собрание, мы должны все-таки что-то вынести и понять. Что такое чиновники? Понятно, что не все, но система, вы поймите, есть система. И когда Анатолия Марету обвинили в том, что он что-то там сказал в отношении одной судьи - это было расценено, рассмотрено как оскорбление, клевета в отношении всего судейского сообщества.

Из зала: Я сейчас это и слышал, собственно говоря. Не было ни одной фамилии, а просто…

Владимир Викторович: Смотрите, поэтому есть, идет обобщение. Послушайте, я же не обвиняю, я назвал конкретно, к примеру, «Севтелеком», конкретно чиновника Громова, конкретно судью Климакова, который и то, и то делает и как-то там разница получается. В этом случае строго, а в этом - отношение как-то более лояльно. Понимаете? То есть, что такое статус чиновника дает возможность уже какую-то неприкосновенность что ли? Или еще что-то. Уже лучше отношение к нему? А это уже социальное неравенство. Когда судьи говорят: а нас оклеветали, мы - социальная группа, правоохранители. Судят людей, сажают, реальные сроки дают за клевету и оскорбление целой социальной группы. Как бы ненависть, вот я, например, говорю что-то там - я недоволен работой, я критикую, я предлагаю. Я, например предлагаю, а давайте мы сделаем в Севастополе эксперимент - давайте начнем выбирать судей, начальников райотделов и прокуроров. А почему бы нет? Потому что народ - источник власти у нас по Конституции. И когда, например, они выносят незаконные решения и говорят: а нас назначил Президент, вот я судья, я приняла такое решение. А я тоже юрист, такой же как и судья. И я знаю, что такое закон и как он применяется. Если судья нарушила закон, значит она вынесла незаконное решение, а это уже система. Система власти, управления. Потому что получается, если мы видим, что судьи чётко, например, принимают решения в пользу Правительства.

Мужчина из зала: Да причем здесь судьи. Есть у нас конкретно вопрос - по НТО…

Владимир Викторович: Вот. А я вам объясняю - система…

(шум, одновременные реплики в зале)

Владимир Викторович: Да мне приходится судиться. Вас начнут штрафовать, демонтировать, вам будут запрещать, лишать вас места. А в суд пойду я. Понимаете?

Мужчина из зала: Ну, подождите, я услышал такое предложение - внести в нашу петицию, чтобы предприниматели ее подписали, что Правительство у нас плохое, что чиновники у нас все плохие, их на кого-то поменять. На кого поменять?

Владимир Викторович: Стоп. Подождите…

Мужчина из зала: Предложений-то нет, понимаете?

Владимир Викторович: Сейчас-сейчас…

Мужчина из зала: Вот завтра дети придут в детский сад и скажут - заменить всех воспитателей, заведующих детского сада. Ребенок предложит. И все начнут их менять.

Владимир Викторович: Вы задали вопрос, я сейчас вам отвечу.

Из зала: Игорь, у тебя забирают твое рабочее место. И хорошие чиновники, замечательные у вас забирают собственность. Так называйте фамилию этого чиновника…

Владимир Викторович: Да даем мы все фамилии. Мы же разбирали.

(шум, одновременные реплики в зале)

Леонид Васильевич: Давай, называю тебе Зайнулин, директор департамента земельных отношений.

Владимир Викторович: Хорошо.

Мужчина из зала: Давайте на него.

Леонид Васильевич: Говорю Гладков, говорю судья Кукарекин, который нас… в том, что вы живете, что вы живете. Вы виноваты в этом. Это записано в протоколе, и аудиозапись. И вы считаете, что эта мразь может…

Мужчина из зала: Вот напишите это все на бумаге…

Владимир Викторович: Нет, Леонид Васильевич, подождите, дайте я сейчас отвечу на этот вопрос. По мере поступления. Послушайте, значит... Дайте скажу, смотрите, вот получается, что вместо того, чтобы заниматься делом, работать, платить налоги, мы выясняем это все уже почти два года. И я сейчас скажу, что делать. Правительство плохое. Да, я скажу, почему оно плохое. Потому что что-то никак оно вот этот вопрос до сих пор не решило. Это раз. Второе - что делать? Я вам скажу, что делать. В процессе обсуждения мы и говорим - пришлите, Владимир Владимирович, пришлите комиссию. Мы же написали здесь, да, предлагаем вам, чтобы прислали комиссию, чтобы разобраться, в конце концов, почему то была команда Меняйло - ушли, то теперь эти…

Мужчина из зала: Ну, хорошо. Они сейчас приедут, займутся «Севтелекомом». И опять получается…

Владимир Викторович: Почему «Севтелекомом»? Да я по всем вопросам. По предпринимателям я вам сказал здесь.

Женщина из зала: Это пример был приведен несправедливости …

Владимир Викторович: Я здесь сказал и по предпринимателям тоже по НТО. Ну, что вы, в самом деле. Я же читал. Я же наш вопрос…

Женщина из зала: Понимаете, не все читают то, что есть информация…

Владимир Викторович: К сожалению. Вся, вот я вам сейчас обращаю внимание, вы…

(шум, одновременные реплики в зале)

Мужчина из зала: Это называется мешанина. Понимаете? Вы намешали одно, второе и третье.

Женщина: Ну, это там Владимир Викторович сейчас так выразился.

Мужчина из зала: Винегрет. Понимаете. Когда его ешь, уже не поймешь, что там.

Владимир Викторович: Ну, вы берите свой вопрос. Я вам общую картину обрисовал. Вы смотрите, я два года потерял сейчас, получается, в Союзе предпринимателей. Я этим занимаюсь, я в суды хожу, я этим занимаюсь, я это пишу. Сколько это будет продолжаться? Сейчас новый виток с новыми штрафами. Уже по новому механизму, я должен сидеть теперь и думать, у меня как бы уже были болванки. Теперь же я должен думать и разбираться, кому это подведомственно, кому это подсудно. Я должен опять ходить выяснять. Сколько это будет продолжаться? Это правительство решило. Я с ноября месяца прошлого года этим занимаюсь. Мы в переговорном процессе с Гладковым, с первым заместителем губернатора, который в Москву постоянно ездит, который там контролирует этот вопрос. Мы кучу совещаний провели, кучу заседаний, согласительных комиссий, мы кучу бумаг исписали, предложений, по капле выдавливается всё, какие-то уступки, понимаете, там, там. Но мы же вам пошли навстречу. Мы же вам уступили. Мы же это все прописали. Ну, хорошо, прописали, а теперь это надо применить. Как хорошо мы новое постановление приняли, все учли. Хорошо, да не все. Потому что есть новые замечания и как это применять - самое главное. И мы уже кучу замечаний нашли по применению, целая группа работает…

Из зала: Давайте про эти замечания.

Владимир Викторович: Так мы их подали, мы вам говорим. Но, почему я вынужден сейчас обобщить и включить, да потому что мы идем в суды, и как только там участвует Правительство, именно Правительство, по постановлению №1030, сразу все зарубается. Мы можем, например, по какому-то штрафу отдельно взятому где-то выиграть. Но они откорректируют, что-то изменят, то есть, мы им подскажем их ошибки, они поработают над ошибками, уберут и в следующий раз уже четко, целенаправленно отработают, уже договорившись с судами. Понимаете?

И мы за ни них делаем эту работу, и мы им, получается, подсказываем, где они нарушают и как. Они на отдельных точечных каких-то объектах откорректировали, и потом следующие будут целенаправленно четко уже штрафовать, демонтировать. Это же на вас отразится. Я просто упреждаю это все. Я вам заранее говорю, что это я уже вижу в перспективе. И Балаклава, в первую очередь, набережная Назукина, которая там в Севнаследии, Мраморная там и так далее и тому подобное. Но это все нам, потому что люди придут ко мне и скажут: Владимир Викторович, помогите, вот штраф очередной, вот нас на демонтаж и опять мы побежим и будем все это обжаловать. Нет, я уже не хочу. Я уже понял, я выводы сделал, поэтому я предлагаю - давайте-ка все вместе начинаем заниматься общими этими проблемами и вопросами.

Женщина из зала: Есть предложение - пусть люди, у нас есть представители с разных участков, с разных муниципалитетов, пусть каждый один встанет по своему участку и скажет проблематику.

Владимир Викторович: Я же это и предлагал в самом начале, пожалуйста, высказывайтесь. Никто же вас не лишает слова. У нас на 4 часа здесь оплачено. Давайте работаем. Давайте говорите.

Мужчина: В Балаклаве по Мраморной - у нас есть украинские документы, украинские паспорта…

Владимир Викторович: Вот как раз все эти вопросы учтены, правильно, Надежда Павловна? Все в таблице, в которую мы внесли, и сегодня с Кирпичниковым разговаривали. Я же не говорю, что Кирпичников плохой. Нет. Я же говорю - просто система. Я считаю уже заранее, что он хороший. Он, отвечая на ваш вопрос, он хороший. Он встречается, разговаривает, он отвечает на вопросы, он готов до 11 часов ночи разговаривать, он принимает, он сегодня нас в не приемный день принял, договорились, понимаете? Я не говорю, что он плохой…

Я же говорю - мы готовы, я теряю время, мы с Маратом постоянно, вон в 6 часов утра к Гладкову сколько раз туда ездили для того, чтобы ему все это докладывать. Но самое интересное, что произошло - я ему, например, за столовую на Кулакова 56, где ФНС, говорил, все, просил, чтобы просто отложили исполнение решения суда, пока человек сделает в другом месте ремонт и т.д., он говорит - да, все сделаем. Стоило ему уехать на неделю, и тут же исполнение незаконное, потому что даже не уведомляли, подделали документы. Даже оштрафовать успели тайно. Понимаете? Приходят 28 марта, говорят 29 исполнение. Мы приходим, начинают одно, а потом другое, применяют ко мне силу. Это как? Вот это мы договариваемся, все хорошие, да. Но потом один человек хороший, а потом говорит, а вот тот чиновник плохой почему-то, к вам силу применили. Понимаете? Но должен судья по закону, а судья нарушает закон и говорит - так это же вы виноваты, вы не выполнили требование пристава. И у вас же нет синяков. А то, что на записи видно, что ко мне силу к инвалиду применяют, это как бы мимо ушей все пропускается. Как будто это так положено, понимаете?

Так вот о чем речь. Завтра к вам придут и вы в такой же ситуации окажитесь. Скажут, иди отсюда. Вы что-то начнете спрашивать, а вас изобьют, оштрафуют. Как в Балаклаве же избили в павильоне. Он не член союза. Якова избили, прошлый год. Пять суток дали ему еще.

(шум, одновременные реплики в зале)

Владимир Викторович: Понимаете, вот эти вопросы, я для чего это говорю, для чего я пригласил правозащитников, вы поймите правильно, что одно дело - это вы, предприниматели со своими частными интересами. Почему Леонид Васильевич Ходос сейчас выступит, представитель общественности… Что?... Сейчас вот Василий Сергеевич выступит Федорин, Ленур Усманов, да, но давайте дадим слово Ленуру Усманову, это общественник.

Ленур Усманов: Добрый день. Общественный деятель Крыма и Севастополя, политолог Усманов Ленур. Дело в том, что все, что происходит, это говорит о том, как в свое время сказал Платон - бездействие в установлении справедливости наступает несправедливость, и это справедливо. Поэтому справедливости ради все это происходит, потому что мы проявляем коллективное, не то, чтобы бездействие, а преступление по отношению к себе, к будущему, по отношению к будущему своих детей и внуков. А почему это происходит?

Почему вы задаете вопрос - а вот мы предприниматели, нас интересует только проблемы НТО. Вы - граждане Севастополя. Вы также владельцы земельных участков, вы также живете в тех квартирах, вы также ходите по тем дорогам, ходите в то же Министерство здравоохранения и т.д. и т.п., которое в совокупности не соответствует вашим чаяниям и не этого вы хотели и мы все, в частности. А что получается? А получается, что ответственный за каждый регион - есть имя, фамилия, отчество. Это временно исполняющий обязанности губернатора Овсянников. И его карманное Правительство. Соответственно, неважно, кто из чиновников будет выполнять эти директивы, и дело не в нем, дело в руководстве. Поменяют они Зайнулина, поменяют они того или иного чиновника, но суть дела не поменяется. До тех пор, пока севастопольцы не возьмут эту власть в свои руки, до тех пор, пока они не будут относиться безответственно как до этого. А в частности, мы выбрали депутатов Заксобрания, доверием которого они воспользовались, и обманули нас всех. Вместо того, чтобы принимать законы, которые бы расширяли наши права и полномочия, они принимают, которые ограничивают и сужают.

Вместо того, чтобы тому же Чалому стать губернатором, он фактически предал интересы севастопольцев. Был подсунут Меняйло, который понял, что здесь севастопольцы ничего не понимают, их можно как быдло развести по тем или иным нормам законодательства, манипулируя.

Пришел Овсянников, это очередной человек, который проявляет неуважение ни к городу, ни к жителям, ни к собственности. Посчитали они, что вот это вот незаконно, и давай действовать по такому же принципу.

Но вот здесь возникает вопрос - это у нас только проблема с предпринимателями либо это проблема во всем городе со всеми сферами? Если рассматривать в контексте только предпринимателей и все остальное устраивает, тогда да, надо решать проблему только предпринимателей. Но если этот вопрос, говорится о том, что пришла команда из материка и создает невыносимые условия для всех севастопольцев, в том числе и предпринимателей, создает условия закабаления, чтобы выдавить с этой сферы деятельности и придут материковые. А также возникает вопрос уже по здравоохранению, по земельным участкам, по паям и так далее, тогда нужно понять, что Правительство - это не власть, это органы исполнительной власти. Мы - народ, как единственный источник власти - фактически должны смотреть на Правительство как на обслуживающий персонал. Они должны нас обслуживать, а не указывать нам, как нам жить либо как нам дожить, либо как нам фактически самозастрелиться и самозакопаться. Как они, фактически, и доводят эту ситуацию.

И не зря говорилось о том, что нынешний Генплан, который был представлен, и те процессы с отъемом земли, и те процессы по выборочному признанию НТО, а кого-то не признают. Это все в совокупности приводит к ущемлению прав севастопольцев. В совокупности создаются предпосылки социального геноцида. И как правильно было сказано, что, действительно, если заберут единственную возможность заработка, то на что человек будет жить. И 7 статья Конституции РФ говорит об этом. Что РФ - это социальное государство, создающее все необходимые условия для жизнедеятельности человека. Однако же Правительством Севастополя, возглавляемое Овсянниковым, игнорируются многие нормы Конституции. В том числе, права и свободы граждан. В том числе, право на частную собственность. В том числе, право на труд. В том числе, войдя в состав РФ, тот переходный период, который был - два года, кто-то говорит три года - он оказался полностью провальный. Ни одна сфера не соответствует росстандартам. Сегодня по законодательству они имеют полное право закрыть все школы, все садики, все больницы. Они не соответствуют лицензированию росстандарта. Их просто по принципу, как говорится, остаточному явлению, а вот как работали, так и работают.

Конечно, в этом виноват Меняйло. Конечно, в этом виноват Овсянников. Конечно, виноваты и все те ответственные лица, которые занимали эти министерские должности. В совокупности, в соучастии в этом разгильдяйстве. Но в то же время хочется задать вопрос: а до каких пор севастопольцы будут лохами? До каких пор они будут голосовать за пришлых? До каких пор они будут снимать с себя ответственность, вместо того, чтобы взять ее? Вместо того чтобы голосовать за своих, нужных людей. Вместо того, чтобы от тех депутатов, за которых мы проголосовали, требовать исполнения. Мы вас избрали - вы наши народные избранники, вы должны исполнять нашу волю. Если вы этого не делаете, значит, вы наши интересы не представляете. Значит, мы считаем, что вы идете против нас. Значит функцию, как народный избранник, вы уже теряете. А значит - пишите заявление о сложении полномочий. Это должно быть вот так, категорично. Потому что это представитель. От слова «представлять».

И задается вопрос: вы бы взяли такого работника, который захотел - что-то сделал, захотел - что-то не сделал, а то и наоборот попытался, как говорится, ущемить ваши права? Конечно, нет. Но мы совершаем коллективное бездействие, а значит и соучастие в том преступлении, голосуя за тех же людей, которые нас ущемляют. А значит, завтра мы лишаемся морального права на возмущение от того беспредела, которое происходит и будет происходить. Потому что мы фактически заново проголосовали за тех людей, которые продолжат свою деятельность по ущемлению гражданских прав.

И правильно Новиковым было озвучено, что проблема предпринимателей она в контексте с Генпланом, с отъемом земли, с беспределом судий, беспределом вообще органов власти. И мы об этом и говорим, что в совокупности нашим доверием воспользовались. Да, не наша вина, я с вами согласен. Человек имеет право на ошибку. Действительно, на тот момент команда Чалого заявила о себе, они были севастопольцами. Тем не менее, не надо говорить о том, что он герой либо кто стоял и бегал на амбразуры. Давайте теперь судить не о том, что хороший человек или плохой. Хороший человек - это не профессия. Нас интересует оценка эффективности, как обслуживающего персонала в интересах жителей Севастополя. И в этом контексте мы приходим к выводу, что оценка им неудовлетворительная. Спасибо, вы попытались, вы не справились, до свидания. Мы выберем других людей более достойных. Вот такой жесткий алгоритм должен быть.

Касательно того, что мы столкнулись со сложной ситуацией и нас за людей не считают. Фактически, если во времена захвата США испанцы за Манхеттен индейцам бусы дали, то нас считают хуже папуасов, нам даже бусы не хотят давать. Ведь вопрос даже не в том, что вам нельзя по новому законодательству находиться на этом месте, либо там водопровод проходит, либо что-то другое, проблема в том, что отсутствует механизм у исполнительной власти, а как все-таки не потерять рабочие места, не потерять пополнение бюджета в виде предпринимателя. Как же все-таки сделать так, чтобы город был комфортным. Хорошо, здесь нельзя, здесь сделайте. То есть, у них отсутствует дорожная карта и выход из этой ситуации. Это показывает в совокупности, что эта власть не пришла для того, чтобы решать наши интересы. То есть, этот обслуживающий персонал должен был обслуживать нас, а он нас не обслуживает. Наоборот, он считает, что, а давайте сейчас мы у них все заберем и кому-то третьим дадим.

И вот в контексте этого всего у нас возникает вопрос: будем ли мы дальше проявлять преступление в своем бездействии либо же мы в совокупности будем включаться во все эти процессы? Вот, чтобы вы понимали, вот этот Генплан он фактически забирает более 88% всей недвижимости, все дачные, садовые, гаражные кооперативы, индивидуальное жилье, в том числе, все пятиэтажки попадают под снос. И вот тот Генплан, который принят в Крыму, наглядный тому пример, в ЮБК, там уже полностью Гаспра попала под игровую зону. То есть индивидуальные жилые постройки, пяти-, восьмиэтажки попадают под 100% снос. Их не волнует.

Из зала: Ну, как так?

Ленур Усманов: А вот это Генплан. Это Генплан.

Леонид Васильевич: Это система в этом государстве, куда мы вернулись.

Ленур Усманов: Вы  просто поймите, что они действуют не по правилам морали, они действуют по принципу экономической выгоды.

Ленур Усманов: И последнее, самое главное. Можно минуточку внимания. Дело в том, что Правительство Севастополя и Правительство Крыма своими действиями по попытке оспорить решение украинских властей в бытность Украины до марта 2014 года, где они посчитали, якобы, что что-то незаконно было по законам Украины украинскими чиновниками. Хотя со стороны надзорных органов Украины претензий не было. Они открыли ящик Пандоры. А значит завтра, фактически, они могут по законам СССР осудить чиновников СССР, которые что-то сделали неправильно в СССР. Дело дойдет до такого маразма, что мы фактически можем оспорить Манифест присоединения Крыма к России. Оспорить вообще существование Российской Федерации, так как нет никаких документов, подтверждающих, что СССР был распущен, и территория РСФСР была передана РФ.

Но этого нельзя допускать всего. Нужно идти по принципу не запрета, а по принципу решения выхода из ситуации. А что получается? А получается так, что согласно международным нормам, РФ, Правительство Севастополя не получало от государства Украина права и полномочия на оспаривание действий государства Украина и их чиновников.

Поэтому все, что происходит в земельном беспределе, это, естественно, незаконно. Естественно, мы не будем дожидаться того, когда мы будем доходить до апелляций, кассаций, Верховного суда. Пришли к выводу, что сразу будем обращаться в Европейский суд по правам человека. И как бы нам там не говорили, что, ну вот, вы же позорите Россию. Россию позорят те, кто доводит людей до состояния полного отчаяния.

Женщина из зала: Давайте конкретно о каких-то людях, кто ставит палки…

Ленур Усманов: Так вот конкретно мы и говорим…

Леонид Васильевич: Начинается опять, я вам назвал. Хотите всех? Перечисляйте всех прибывших с большой земли чиновников - наши враги, они нас считают не людьми. Вы, говорят, были севастопольцами, сейчас мы севастопольцы, а не вы. Это вы должны понимать. Эту ненависть они питают к нам. Поэтому мы должны отвечать тем же.

Владимир Викторович: Леонид Васильевич…

(шум, одновременные реплики в зале)

Владимир Викторович: Леонид Васильевич. Все. Василий Сергеевич…

Женщина из зала: Я только спросила, кто конкретно.

(шум, одновременные реплики в зале)

Мужчина из зала: Хорошо, к кому из депутатов мы обращались, и кто нам отказал, чтобы мы за них не голосовали. Давайте начнем с этого.

Леонид Васильевич: Давайте я…

Владимир Викторович: Подождите, Леонид Васильевич.

(шум, одновременные реплики в зале)

Владимир Викторович: Мы пришли к чему? Серега, будешь говорить? Выходи сюда. Сейчас вот человек тоже близко в теме, сейчас скажет он.

Сергей Анатольевич: Был депутатом двух созывов от партии Русский блок и от Единой России, участвовал в Русской весне, ну, это как бы все люди, которые меня знают…

Владимир Викторович: И возле Чалого как раз…

Сергей Анатольевич: Да. Ситуация такая, по поводу Генплана. Генплан разрабатывался непосредственно еще при Правительстве Меняйло. Чтобы вы были в курсе. Алексей Михайлович, насколько он выступил по телевидению, он тоже сказал, что он приложил к этому руку, я не знаю, что он там приложил, какую руку - правую или левую, но, по крайней мере, это его слова.

Суть в чем, что я смотрю, что здесь большое количество собралось предпринимателей. Предприниматели понимают, что все сейчас лишаются своих мест, которые Правительство пытается просто отжать, другого слова просто не подходит. Не забрать, а отжать. Потому что, вот женщина сказала правильно, что приезжают лица кавказской национальности и предлагают, как говорится, сказки - добро побеждает зло. Поэтому, занеся какую-то определенному чиновнику миллионную взаимовыгодную бумагу…

Женщина из зала: Они везде пролазают, они везде все…

Сергей Анатольевич: Таких путей небольшое количество во времена Украины было, большое количество материковых было граждан здесь, приезжали, вы еще столкнетесь с этим. Что происходит здесь.

Так вот хочу сказать, вот мне прислали интересный документик, просили не озвучивать его, но должно быть достоянием, где господин Татарчук, начальник Управления федерального учреждения казенного Крымского территориального управления имущественных отношений Министерства обороны пишет начальнику Управления государственной администрации права и кадастра Клишневской. О том, что… Давайте я вам зачитаю.

В соответствии с распоряжением Правительства Севастополя от 20.03.2015 года 195 РП, вот это вот распоряжение Сергея Ивановича Меняйло, это волюнтаристское решение его. То есть он как царь пришел и издал такое распоряжение, где передал все земли, все объекты непосредственно Министерству обороны. Понимаете, царек. Самый настоящий царек, плевать он хотел на людей, на их землю, на их права собственности - просто все это передал. Дальше зачитываю. Согласно Акту приема-передачи указанного в распоряжении недвижимого имущества Министерству обороны РФ в федеральную собственность.

То есть, право собственности людей он этим распоряжением передает в федеральную собственность. Понимаете? Вот я не юрист, но мне слух режет.

Владимир Викторович: Но это преступление, я сразу говорю.

Сергей Анатольевич: Согласно данных Единого государственного реестра недвижимости на земельных участках военных городков (перечисляются все номера городков), вдумайтесь, расположены сторонние землепользователи. Это же надо было вот написать. Это что Татарчук, я бы его, честно говоря, после такого письма уволил бы. Вот если бы я был генералом, я бы его уволил за такую писанину.

В целях защиты имущественных прав Министерства обороны РФ прошу приостановить регистрацию прав третьих лиц на недвижимое имущество, а также предоставить копии правоустанавливающих документов на земельные участки, находящиеся на территории данных военных городков, принадлежащих физическим и юридическим лицам.

Из зала: Продавали участки городка. Прямо на взлетной полосе дачу построили они. И что? Там надо разбираться индивидуально в каждом таком случае. При Украине были проданы участки.

Владимир Викторович: Вы посмотрите, там 800 - не все же на взлетной полосе. 800 с лишним. На взлетной полосе 800 участков?

(шум, одновременные реплики в зале)

Сергей Анатольевич: Такая же ситуация происходит не только с Министерством обороны, такая ситуация происходит непосредственно в Правительстве. Это нарушение полностью 6 ФКЗ, где четко сказано, что все права должны быть признаны государством РФ. То есть - с чистого листа начинается. Пришли документы - все получили.

Вот я просто пояснил. Поэтому и тут надо нам сейчас объединяться всем - предприниматели, пострадавшие с этими земельными участками. У меня, например, нет земельного участка, но большое количество народу ко мне обращается. И предприниматели ко мне обращаются. Позвонили мне, сказали, что можно прийти на мероприятие. Я сюда попал, пришли послушали, потому что Владимир Викторович толково говорит. Действительно, я знаю, что заступается за народ.

Поэтому, я этих людей знаю еще со времен Украины, где мы выходили во времена и боролись. Но это вот как бы так.

Надежда: А можно вот в свете зачитанного письма предложить следующее. В уставы муниципалитетов, в устав города внести какую-то норму, которая будет защищать именно права жителей Севастополя по 6 ФКЗ. Дали 6 ФКЗ, он как бы главенствует над всем, и устав он должен быть подчинен этому закону. Я не юрист, но как бы я…

Владимир Викторович: Надежда, я сразу отвечу на этот вопрос, как юрист. Значит, есть Конституция, которая гарантирует, есть хартия даже, которая тоже, на основании этой хартии как раз таки по местному самоуправлению, и внесена эта норма в Конституцию. И это все нарушается. Мы об этом писали и в Верховный суд, все. То есть, когда обжаловали постановление №1030, почему не муниципалитетам дают полномочия? То есть, нас в свое время обманули, сказав, что давайте вот город федерального значения сделаем и вы сами здесь для себя будете законы принимать. Никто об этом не подумал, что вот пускай будет субъектом. Но нет такого, оказывается, понятия вообще, термина - город федерального значения. Нет обозначения, что из этого следует. Только отдельными там вкраплениями в некоторые нормы внесено. Но нигде не прописано, что, если этого нет у муниципалитета, то это автоматически переходит Правительству, исполнительной власти. Они выдумывают все. Нет вообще понятия «город» даже такого. И чтобы муниципалитеты работали, не надо ничего вносить никуда. Я же сказал, есть хартия европейская специальная по этим как раз органам местного самоуправления, муниципалитетам. Все это есть. Это международные нормы, закреплено Конституцией.

Надежда: То есть чиновники…

Владимир Викторович: Мы об этом уже говорили. Только смысл, для чего мы сейчас собрались. Как бы раньше мы собирались сами по себе предприниматели и говорили, решали. Но самим у нас свои вопросы уже не получается решать. Я пригласил уже общественников, правозащитников, которые уже в этой теме. Чтобы мы вместе сейчас что-то нашли общее, как мы дальше свою позицию, линию будем строить, взаимоотношения с этими чиновниками, с этой системой. Они создали систему, систему подавления. И они выдергивают кого-то несогласных, недовольных, и начинают там клепать, преследовать, натравливать там налоговую, полицию, что-то выдумывать, сочинять какие-то дела и пугать - да если ты там будешь что-то там говорить, мы тебе там подбросим, мы тебе там сфабрикуем, мы тебя посадим или еще что-то. Я с этим постоянно сталкиваюсь.

Вот, чтобы этого не было, должна быть выработана система коллективной защиты. О чем Ленур говорит, Сергей говорит, который там возле Чалого же был. А сейчас Чалый занимает, вот вы говорите кто там в Законодательном собрании, - группа Чалого. Но из них уже некоторые как бы получается дистанцируются. На примере Камелого Вани мы это видим. Что произошло, чтобы вы понимали. Уполномоченный по защите прав предпринимателей здесь в Севастополе два с половиной года никак не могут закон принять, что-то выбрать. Хорошо, приняли закон. Но Титов берет с Николаевым своего человека Камелого, он их устраивает. Он в партии, еще что-то в их организации участвует. Начали пропихивать его. Подали пять человек кандидатов, вместе с Камеловым, одного согласовал только Титов. Он что за всех решает? Кто он такой? Я же сказал - кто такой Титов, что он за всех решает? Он что себе там возомнил.

Ну, ладно, согласовал. И он думал на этом все решил. Но есть как бы группа депутатов там, Колесников, Лобач, есть нормальные, есть часть общественной палаты, Гасанов, Дронова, которые тоже как бы хотят, чтобы нормальный все-таки уполномоченный был. Естественно, определенная какая-то работа была проведена и голосование за кандидатуру поддержанную, согласованную Титовым - Камелова. И посмотрели, что такое, Камелов смотрит, оказывается, не проходит его кандидатура, не набирает он, посчитал так уже, там были Николаев и Камелов. Это все описано в Интернете тоже, как проходило заседание. Есть запись. Камелов говорит - а я снимаю свою кандидатуру. Как это ты снимаешь? Ну, давайте не будем сейчас голосовать, перенесем. Начинаются капризы. У нас проблемы, вы говорите, вот система как работает. У нас проблемы, на нас плевать всем. Я пишу Титову, Титов не принимает участие, он прислал не своих юристов, а он прислал Камелова, который говорит: я поддерживаю все, что сказал Новиков. Это представитель, да? Уполномоченный по правам предпринимателей.

Из-за этого мы не можем ничего решить. И так везде. Уполномоченный по защите прав человека в Севастополе - Буцай. Тоже ничем не занимается. По Марете он отказался, к нему нельзя обратиться, он там непонятно, кого защищает, чьи права. Вот проблема. Поэтому мы или их решаем все вместе, или что, несколько человек только будут биться над этим всем, чтобы всем было хорошо?

Потому что сегодня вы отстранились от решения этих вопросов. Одного отработали. Понимаете, пропал у русских людей общинный дух, вместе с колхозами. То есть, до этого были общины, как-то решали все. Убили кулаков, общины разорили, сделали насильно колхозы. Кстати, взяли пример с кибуцев, но знаете, разница в чем между кибуцем израильским, это колхоз по-нашему, но там добровольность: хочешь - работаешь там, живи на определенных условиях. Принимаешь условия - живи, работай. Не принимаешь - свободен, живи по-другому.

И вот в капиталистическом обществе, капиталистической системе Израиля существует коммунистические общины - кибуцы. А у нас насильно. И везде так. Все через силу, через калено, сломать, притеснить и так далее. Вот о чем сейчас речь идет. Я же не говорю, что больше бы людей было, - мы не собираем, мы не пиаримся. Мы не стремимся - вот собрались, кто-то ушел там, все, но мы обсуждаем, у нас нет того, что я там говорю или что я сказал, так и будет. Мы же ругаемся, мы обсуждаем это все. Все это будет записано. Дадим тем, кто там наверху, выйдите из своих кабинетов и хватит интригами заниматься, приходите к людям вот так вот разговаривать. Почему я должен так разговаривать? Почему я должен за них эту работу делать? Почему я должен выяснять? Это вот выяснение мнения людей, вот то, что мы собрались. Пусть это будет в какой-то там манере - пошумели, поругались, что-то друг друга не поняли, но, в конце концов, мы все-таки придем к какому-то знаменателю, к какому-то решению.

Александр Никитич, не хотите пару слов сказать? Ну, послушайте, мы же…

Ленур Усманов: Дополню еще. Есть такая еврейская мудрая притча, которая говорит о чем. Если вы не занимаетесь политикой, а политика - это управление делами человека, то политикой займутся другие, тогда политика займется вами. Вот она и занялась как раз вами. То есть, вместо того, чтобы избрать народных представителей, вместо того, чтобы ему помогать, самому быть в курсе этих событий, соучаствовать, участвовать, мы фактически переложили на плечи тех или иных проходимцев, которые как бы сказали - та вот выберите нас, мы птицы счастья завтрашнего дня. На выходе оказалось, что они воспользовались нашим доверием и сейчас пытаются максимально забрать у нас все и вся, используя это законодательство. То законодательство, которое по логике вещей должно регулировать взаимоотношения между людьми и создавать наилучшие условия. Ведь не человек служит закону, а законы служат для людей. Как и государство, в целом, как органы исполнения. И как бы там ни было, когда говорят - вот наши деды, прадеды, им было тяжело, но отличались тем, что они в трудное время взяли на себя ответственность, проявили мужество и начали действовать.

Вот сейчас пришло и наше время взять на себя ответственность, определиться, кто свой, кто чужой, определиться, на кого мы можем положиться, поддерживать его. А не так как мне в свое время говорили - да ты больше всех там жопу рвешь, тебе оно больше надо, поэтому и действуй. Но вы поймите, что, когда возникает вопрос, а ты сделай это для нас, ради нас, но без нас. Так не бывает. Вы должны участвовать, ставить лайки, комментарии, участвовать в митингах, собраниях, проводить те или иные совещания, писать заявления. Не говорить - а как бы хуже не было.

Вот мне знаете, как было обидно, когда мне недавно мой брат сказал на то - вот, если бы я на митинг бы пошел бы, меня бы уволили. Я говорю - но у тебя же тоже земля, у тебя же по суду ее забирают. Ты из-за каких-то 10 тысяч рублей, которые ты все равно найдешь, где заработать, потому что он строитель, фактически посмотришь в глаза своей семье и скажешь - из-за своей трусости, из-за своей тварьской сущности я фактически потерял намного больше - это землю. А земля - это Родина. Нет земли - нет Родины. Что ты детям скажешь? Работу можно потерять, это тяжело, но нельзя потерять самое ценное - фундамент, на котором стоит твоя семья.

И вот если люди будут дальше следовать такому же пути, то, значит, они сами себя приговорили к этому. Да, конечно, и будет Божий суд, и с точки зрения морального права осуждения, что они сволочи. Но вопрос заключается в другом - а кто же ты сам? Ты достойный представитель своего доблестного рода, который прославил тебя, даже не тебя, а твой род. И какое ты имеешь к этому отношение. Я всегда говорил честно и говорю - когда вот бьют себя в грудь татары, русские - да мы такие! О, подождите, какое вы имеете отношение к доблести и чести русского народа? К тем действиям и поступкам ваших дедов и прадедов, которыми мы сами тоже гордимся. Вы не русские, вы - потомки русских. А чтобы быть русским, в ваших действиях должно проявляться вот это чувство чести и доблести. А оно не проявляется. Вы сегодня та тварь дрожащая, на которой заканчивается род, которая предает свой род, свой народ, свою страну. И когда говорят - как бы хуже не было. Я говорю - ну раз так, тогда возьми и напиши заявление, что я, Иванов Иван Иванович, дрожащая тварь, осознаю, что осознанно иду на то, что лишаю права своих детей и внуков на достойную жизнь, поэтому, уважаемые чиновники, прошу меня сильно не наказывать и снизу подпись - тварь дрожащая.

Либо же ты все-таки говоришь - нет, эта земля политая кровью, это моя земля, которая досталась мне от моих великих предков, великих русских, которыми мы все гордимся. И я, как великий потомок, буду следовать, чтобы мои дети и внуки гордились мной так же, как мы гордимся дедами и прадедами. То есть, каждый должен выбрать для себя. Это очень важно. Нельзя решать проблемы за всех, если эти все не соучаствуют. У нас получается ситуация - один против всех и все против одного. А должно быть - один за всех и все за одного.

Мы должны понять, что мы - севастопольцы, это и есть Россия, в рамках Севастополя. И все должно делаться в интересах наших жителей всех.

Владимир Викторович: Ленур, вот как раз я к этому моменту хочу сказать, опять-таки, возвращаясь, примеры приведу. Первый. Когда интересная ситуация - чиновник выражает недовольство нами, говорит - вы не по закону жили, забирает и так далее. Критикует нас, то есть он считает, что он имеет право. То есть, он считает, что он имеет право нас критиковать, унижать, принижать. А мы, в свою очередь, не можем. Когда мы начинаем его критиковать работу, он говорит - а что ты меня критикуешь? Чем это я тебя не устраиваю? То есть, когда меня не устраивает его работа, он выражает недовольство. Когда я начинаю, он опять выражает недовольство. Как понимать вообще? То есть, кто им это внушил? И вот пример, что общими усилиями, борясь против кандидатуры Камелова, все-таки добились того, что часть депутатов, 11 человек, проголосовало против Камелова все-таки. Не пошла на поводу у Чалого и Титова. Первый раз, когда они проявили вот это разногласие. Что часть хотела там, в том числе и Чалый, Николаев, который друг Чалого, соратник, хотели, но не получилось. То есть, мнение предпринимательского сообщества все-таки сыграло роль именно на нашем уровне, в Севастополе. Это первый такой результат. И сейчас там, говорят, внесут изменения в закон о выборах уполномоченного и второй раз Комелов уже не сможет выдвигать свою кандидатуру. Уже об этом Лобач там писала, говорила.

То есть, понимаете, можно, значит, есть механизм, как этого всего добиться. Только это зависит все от усилий общих. Приложим усилия - значит, получим соответственно результат. Как Архимед говорил - дайте мне точку опоры, я переверну мир. Так и здесь. Если сидеть, ровно, под лежачий камень вода не течет, - а что мы сделаем,  а что мы? Вот чиновников много, а я один. Да нет, это нас много. На всякий случай, чиновников здесь порядка 2,5 - 3 тысяч. Понимаете? Так нас много, нас гораздо больше. И мы народ, мы источник власти, согласно Конституции. А получается, все наоборот - один человек говорит нам, а мы все должны слушать. Это пора прекращать. И надо как-то объединять эти наши усилия, поэтому мы с этой целью и собрались.

Понятно, сейчас предприниматели займутся своими делами, там я как бы буду осуществлять опять таки с Маратам, с Эллой, с Надей там будем какие-то вопросы эти держать на контроле.

Но вот, чтобы вы понимали, вот с правозащитниками уже, то есть, как бы я правозащитник со стажем, я еще 40 лет уже занимаюсь, с 17 лет этим делом занимаюсь, и как бы все традиции правозащитного движения мы вместе уже сейчас будем вырабатывать общую концепцию. То есть, для, защиты общих интересов.

Мужчина из зала: Такой вопрос. 15 числа в 10 часов, если не ошибаюсь, будет прямая линия с Владимиром Владимировичем. У нас может быть получиться возможность подойти к Гладкову, поговорить с ним, чтобы от нашего, так скажем, лица, от предпринимателей, от людей пострадавших от земельного беспредела, был человек, который озвучит вопрос к Владимиру Владимировичу. Потому что ко мне большое количество обращается народа…

Владимир Викторович: Конечно. Мы сейчас вот… (реплики в зале) Причем здесь Белик депутат, давайте мы будем за себя говорить. Послушайте, давайте мы будем, еще раз говорю…

(шум, обсуждение в зале)

Владимир Викторович: Да, вот сейчас как раз мы в резолюции это. Вот смотрите, объясняю….

Мужчина из зала: Вот вчера приехала Татьяна Александровна Ермакова, вы знаете, да? Представитель русской общины. Мы собрали там деньги все, потому что с миру по нитке - голому рубаха, отправили ее в Москву, чтобы она донесла всю эту информацию, то, что происходит здесь. Я так понимаю, то ли не поступает, то ли не доходит.

Вот она встречалась вчера, приехала, докладывала, что то, что мы собрали всю документацию, она все отправила, встречалась там с людьми, с ФСБ, с высокопоставленными людьми и с замминистра встречалась. Всю эту информацию доложила. Под роспись все это, что здесь происходит. Земельный беспредел этот вот, беспредел со стороны Министерства обороны, со стороны чиновников, к предпринимателям все эти вопросы, которые обсуждались, не дают им тут работать. Все это было донесено. Просто было бы хорошо, если бы кто-то из нас озвучил…

Владимир Викторович: Конечно, мы же для этого и собрались. У нас еще неделя.

Мужчина из зала: Мы понимаем, что они будут создавать всякие прецеденты. Но вот это было бы отлично…

Владимир Викторович: Нам не привыкать преодолевать. Поэтому, неделя еще есть, сейчас я как раз этим занимаюсь. Дело в том, что не надо говорить депутат такой-то или депутат - никогда, запомните теперь раз и навсегда, когда вы отдаете кому-то свое право, никогда не знаете, как он этим правом распорядится. Если вы сами учитесь защищать свое право, отстаивать, и знаете, что тот, кому вы дали это право, что-то там нарушает и вы можете отозвать, вы знаете, что у нас до сих пор нет механизма отзыва Заксобрания депутатов. Почему? То есть, депутаты сами пролезли, а теперь не хотят, чтобы этот механизм работал. Потому что они хотят где-то что-то там нарушать.

Из зала: Губернатора тоже не отзывают…

Владимир Викторович: Вот, механизм отзыва губернатора не сделан, давайте посмотрим и так далее. Есть механизм внесения изменений. И когда им надо - они быстро вносят. Когда им понадобилось штрафы увеличить, они быстро увеличили штрафы. В 10 раз. Понимаете? Поэтому нам нужно, для этого мы и собираемся, и вырабатываем сейчас, вот как они собираются там, система эта, кучка, и вырабатывают, как с нами бороться. Я уже заметил, как суды корректируют, как даже меняют механизм наложения штрафов и так далее. Меняют даже подведомственность, чтобы я побегал лишний раз. Так и мы теперь, но только нас-то побольше, и если вы тоже будете учиться и активность проявлять, если сейчас из вас там 5-10 человек поактивнее начнут себя вести, мы уже чего-то добились. Будем считать, что мы уже чего-то добились. И у нас уже группа будет разрастаться. Кому-то еще будете объяснять. Но пора прекращать это безволие, инертность, отсиживаться. Что загнали в свое время людей куда-то, так ты сиди, за тебя там решат. Кто там что решит? Что может мне прикажут куда-то идти голову сложить в защиту интересов. Да нет, я должен знать, что и за что я делаю. Есть у государства обязанности передо мной, соответственно, я выполняю обязанности перед государством. Если государство не выполняет - давайте разберемся тогда, а почему, а кто я в этом государстве? Кто-то что за меня решил что ли? Вот из этой точки зрения и надо исходить. Депутат - выбрали его, понятно. Но и от вас много зависит, как от избирателя, который голос свой отдал. И вы можете потребовать и надо требовать уже.

И вот когда мы, вот я же привел пример Камелова, когда говорят, а чего можно добиться. Добились. Не назначили Камелова, и будут сейчас все делать, чтобы не назначить, чтобы выбрать, в конце концов, человека, который будет понимать, что если он поведет себя вот так, любой там - или Тюнин, или другой кто-то - но мы программу выдвигаем для чего? Для чего мы показываем все это? Что его каждый шаг будет уже под таким увеличительным стеклом, и если он что-то не так сделает, соответственно, будет ему дана оценка и будем  добиваться его отставки. Нефиг получать там 250 тысяч зарплаты, как Буцай получает, понимаете? До него сейчас очередь тоже дойдет. Потому что все постепенно осознание. И чем активнее мы будем, только Леонид Васильевич, уже вы достаточно сказали, по существу и без вот этого уже. Про политику мы уже все сказали.

Леонид Васильевич: Предлагаю вот прямо сейчас на ваше усмотрение создать штаб борьбы за севастопольский облик, облик членов Правительства и руководителей учреждений города Севастополя.

Владимир Викторович: Леонид Васильевич, подождите, я вам объясню. Давайте мы, мы уже есть, вот штаб считайте, что мы уже создали. Давайте, нет… Нет мы не боимся, я сам себе штаб. Ну, скажите.

Мужчина из зала: В Крыму очень много проблем, всяких разных. Алушта пищит, в каждой семье какие-то проблемы. Кому-то не дали гражданство или еще что-то. У нас местами в Крыму очень много проблем. Если выйти напрямую, то есть мы как бы требуем вмешательства Президента Путина, выйти напрямую с предложением, провести Крымский Форум. Так как Крым - это проблемная часть России, очень проблемный. Крым может взорваться в любую минуту тоже.

Владимир Викторович: Давайте я сразу я вам скажу, послушайте. Сейчас я вам объясню. Давайте так, вот у нас были коммунисты, любили комсомольские собрания, всякие разные проводить партийные и так далее. Поймите, мы собираемся только тогда, мы не проводим совещания, мы собираемся только тогда, когда это необходимо. Когда это назрело. Я вам объясню, каждое такое мероприятие должно быть подготовлено и оно должно созреть.

Теперь смотрите, проведение Форума - мы должны сначала между собой какое-то единогласие выработать, понимание. Вот мы впервые собрались в таком составе, к этому пришло. То мы думали - нет необходимости, там митинги устраивать, сейчас мы собрались в таком составе расширенном, и мы сейчас вырабатываем действия, как мы будем вести себя дальше. Я вас пока просто прошу воздержаться от этих штабов. Вы были когда-нибудь на форумах, которые сейчас собираются? Слушали форумы. Так вот я вам объясню, что это такое. Это как бы власть подтягивает, например, кого-то и давайте там сделаем какой-то фуршет, кофе-брейк, еще что-то. Давайте поговорим, подготовленные там выступления, еще что-то. Вот мы не готовились, собственно говоря, здесь никто. Все вот так - на экспромте здесь, понимаете, посмотрели по составу, и вот так начали просто разговаривать, общаться. Причем здесь форум? Мы собрались, мы вырабатываем свою линию. Давайте, говорите.

Василий Сергеевич: Дорогие мои, я не брал слово, потому что достаточно сказано и то, что я намеревался оно все прозвучало. Но скажу следующее, очень многие севастопольцы поражены синдромом своей рубашки. Вот человек ярко выраженный представитель этого, не обижайтесь.

Мужчина из зала: Почему вы отвечаете за меня? Вы создали свое мнение, вы при нем и держитесь. Вы тоже пальцем не показывайте, понимаете. Вы меня сейчас в чем-то обвинили, я свободный человек как раз.

Владимир Викторович: Василий Сергеевич, ну давайте воздержимся. Ну, воздержитесь от этого, от личностей, я вас прошу. Все-все.

Василий Сергеевич: Уже сказано мной - очень многие севастопольцы поражены…

Мужчина: А почему пальцем показываете?

Василий Сергеевич: … синдромом своей рубашки. У меня есть проблема - я с ней буду бороться, у меня нет проблемы - значит, я плечо товарищу не подставлю. Вот в чем корень зла у нас в Севастополе.

Женщина из зала: Да что вы глупости говорите.

Василий Сергеевич: Потому что. Я не говорю конкретно.

Мужчина: Ну, расскажите, кому вы подставили плечо тогда? Хорошо.

Василий Сергеевич: Подойдите ко мне специально, я вам расскажу.

Сейчас в судах разбирают, мое исковое заявление на полицию, о взимании с этой структуры морального вреда. Вам этого достаточно?

Владимир Викторович: Потом выиграли у Правительства иск о запрете митинга.

Василий Сергеевич: Это право на Нахимова проводить публичные мероприятия. Вот два эпизода хотя бы. Вас это убеждает?

Владимир Викторович: Достаточно, достаточно. Да давайте не будем между собой ругаться. И друг друга задевать.

Василий Сергеевич: Возвращаюсь к тому, что я хотел сказать. Если мы не объединимся, так и будет дальше, вот сколько здесь призывов прозвучало, сколько убеждений прозвучало, мы все до сих пор никак не поймем - если мы едины, мы непобедимы. Поэтому давайте мы все-таки вот поймем то, что сегодня сказано, сделаем для себя выводы и начнем что-то делать, потому что, чем дальше, тем больше нас преследуют, тем больше у нас изымают, тем больше нас угнетают. И это очевидный факт, что об этом расшифровывать. Поэтому, друзья мои, нельзя оставлять эту ситуацию в таком виде, в котором она существует. То, что происходит в Севастополе, это геноцид. И вряд ли кто-нибудь со мной будет спорить. И то, что мы имеем претензии ко всем практически структурам Севастополя, это реалии, с которыми нужно бороться. Все, спасибо.

Владимир Викторович: Давайте, тоже.

Пожилой мужчина: Уважаемые севастопольцы, я, конечно, старше всех тут, но 20 с лишним лет уже развала Советского союза и до сих пор мы топчемся на одном месте. Сколько раз собирались, выступали, этот от Морзавода представитель, Марков Александр Георгиевич, сколько раз мы собрались восстановить. Каждому депутату вручали пакет, чтобы восстановить какой цех, сколько будет проектная смета.

Женщина: Дедушка, сейчас все разбегутся.

Пожилой мужчина: Но ответа ни от кого не получали. Вот поэтому у нас нет никакого единства. Вот почему обращаю. Чтобы мы, наконец, поняли и объединились, чтобы у нас была солидарность рабочего класса. Вот на митингах мы…Не перебивайте, пожалуйста, я много не собираюсь выступать.

(шум и беседы в зале)

Павел Волков: Буквально 5 минут, Павел Волков, Русский блок, юрист, постоянно нахожусь в судах, постоянно в работе и прочее. В 90-х годах был директором Московского рынка, создавал его с нуля, то есть все эти проблемы знаю, понимаю очень хорошо.

Мне очень нравится, что предприниматели хотя бы собираются. Потому что очень многие люди в городе они не понимают даже, что происходит, каждый воспринимает это только, когда его лично что-то касается. Неважно что там - земельный участок, ларек и прочее. Если смотреть внимательно за этой общей картиной  общей тенденцией, то фактически помните, 2014 год, ура, Россия, пришли, все хорошо, все здорово.

Дальше, что происходит. Дальше начинают нам ставить кого-то и нами начинают управлять. И говорят - вот это неправильно, это грязно, Исторический бульвар там должно быть все по-другому, историческое место. В первую очередь, Севастополь - это исторический народ, который в общем-то поднялся и вернул фактически Крым и Севастополь в Россию. Это, в первую очередь. Поэтому уважение должно быть, в первую очередь, к севастопольцам, предпринимателям и я прекрасно знаю, когда еще в 90-е годы работал на рынке, были случаи не единичные, когда люди просто предприниматели вешались. То есть, у них создавалась такая ситуация, где они либо не могли справиться с этой ситуацией, либо у них кто-то что-то забирал и прочее. И часто ездил в полицию, тогда еще милиция была, давал объяснения там, что я знаю, а знал я фактически всех и знал жизнь предпринимателей на рынке каждого. К чему это, я что хочу сказать - если мы сегодня начнем свои какие-то личные интересы мелкие, меленькие решать, у нас ничего не получится. Мы должны сегодня объединяться вокруг Новикова, вокруг Ленура. Людей, которые понимают эту ситуацию, которые видят и, естественно, очень хорошо, что уже я юрист, Тюнин юрист, много юристов. И сегодня нужно защищать свои интересы за каждый сантиметр там неважно чего - ларька, земли, прав каких-то и прочее.

И очень важно, потому что я знаю как это все делается, как убираются предприниматели, заводя на них уголовные дела. Знаете пример Басова. Как все сделали. Убрали просто человека. Я подал заявление на возбуждение уголовного дела на Следственный комитет, вот бумага, в котором мне было отказано. Там долго рассказывать, прописано такое, что типа я, Волков, неправильно все понимаю, никакого там ОПГ нет. Все здорово, все замечательно.

Однако на сегодняшний момент, я прошу дать мне ознакомиться с материалами дела, которое вы изучали в Следственном комитете, мне приходят такие отписки, что, сейчас даже зачитаю, - сообщаю, что названный материал проверки 4917 в настоящее время находится на изучении прокуратуры города Севастополя, в виду чего предоставить вам возможность ознакомления не представляется возможным. Позже, как оно поступит, тогда и ознакомитесь. То есть везде происходит, если понаблюдать, в земле, в уголовных делах каких-то, которые вот я пытался завести, кстати, в этом году подавал заявление от имени людей, около 20 человек, - мне не удалось возбудить ни одного уголовного дела. Там идет футбол просто-напросто.

Сегодня ситуация в городе ухудшается. Вы знаете, сейчас приедут к нам гастролеры, в первую очередь, пострадают, кстати, предприниматели. Пока вы работаете, ни знают четко, где ваша квартира находится, где у вас авто находится, куда вы ходите к банкомату, когда вам товар привозят. И очень грамотные. Поэтому, я считаю, что на сегодняшний день в той ситуации, которая сложилась в городе, нам нужно объединяться и действовать. То есть, как Ленур говорит, - мы позволяем фактически то, что с нами сейчас делают, мы это просто позволяем. Грубо говоря, если мне на ногу наступили, я раз промолчал, два промолчал, потом либо я привык, я уже не обращаю внимания, что у меня уже на ноге уже стоит верзила двухметрового роста, и я ему ничего не говорю - ладно, ну, как-то приспособимся. Вот что мы сейчас и делаем. Мы сейчас, севастопольцы, приспосабливаемся и думаем новые правила, мы сейчас как-то обмозгуем как чего и как-то все вместе все будет хорошо. Вот, вы почувствовали, что в городе стало жить тяжелее, в каком-то смысле. И морально…

Женщина из зала: Сейчас во всем мире стало жить тяжелее. Сейчас всемирный кризис.

Павел Волков: Это понятно. Нас не должен волновать весь мир. Нас должно волновать наша страна и наш город Севастополь. Спасибо за внимание.

Из зала: Да нас больше Сирия беспокоит.

Мужчина из зала: А могут ли нам дать общественные организации время в телеэфире канала Севастополь? Это очень важно.

Владимир Викторович: Будем разговаривать. Потому что сейчас, чтобы вы знали, вот смотрите, вот мы собрались здесь как бы обсудить наши вопросы, да, с общественниками, с правозащитниками. В то же время есть еще группа лиц, которая 9 июня собирается тоже на собрание. Такое же, свои вопросы. Все примерно то же самое, митинг обсуждали вот практически с митинга у нас это все резолюция. Мы ее поддерживаем просто. 16-го собираются тоже в кинотеатре «Россия», большое собрание, там партия ветеранов России, плюс еще там несколько организаций, порядка 13 партий. Тот же самый вопрос - Генплан и все остальное, мы им дадим свою резолюцию, то есть, идет сейчас вот компактно обсуждение по группам, потом дальше все это будет, я думаю, все равно как-то объединяться, что-то одно общее будет у нас вырабатываться. То есть, будет вырабатываться какое-то общественное движение. Вы знаете, что сейчас партия Справедливая Россия, там Дубовик собирает подписи за отзыв Заксобрания. До 2-го, по-моему, июля они собираются, палатки выставили. Не убрали еще?

Из зала: Ну, вот как нам объединяться с этим Дубовиком, который нас посылал?

Владимир Викторович: Подождите, я сейчас объясню.

Из зала: Нам теперь предлагают объединиться всем.

Владимир Викторович: Послушайте, мы же сейчас ведём в режиме такого свободного общения, кричим, задаем вопросы, немножко поругались - ничего страшного, мы же нормальные люди, говорим на одном языке. Собственно, за что и боролись, чтобы понимать друг друга. И мы должны понять, что если у нас одна какая-то цель, мы ее добьемся, в конце концов, мы к ней придем, и заставим тех людей, которые пока думают, что мы так разобщены, сами по себе, и нас можно нагнуть немножко и сделать так, как им хочется, но мы их заставим думать по-другому.

И то, что Дубовик, да, он поработал там, он нам что-то там нарушил. Но потом его попросили оттуда, он ушел, сейчас он там изображает общественную деятельность. Но где-то Заксобрание у нас, извините, серьезно прокололось. И есть нормальные сейчас, они как бы депутаты уже поняли, они нормально уже сейчас себя ведут и нормально принимают уже как бы, позицию занимают и решения.

Будут перевыборы, соответственно, мы уже это отметим, выберем их. Это они уже будут говорить о том, что они сделали, как они сделали. А вот те из команды Чалого, конкретно потом назовем их всех, которые блокировали всю эту деятельность, которые конкретно принимали эти решения. Кто там Генплан протаскивал или еще что-то втихаря, за спиной. Еще, оказывается, со времен Меняйло и тут суперпатриот, ура-патриот Чалый об этом вообще ни слова никому ни полслова даже не сказал. То есть, все в тайне делал. Сейчас он говорит - это и я оплатил, это я, значит, за ним стою. А кто, значит, не доволен, тот киньте в меня помидором, но я так кину в ответ. Ну, пускай он в меня кинет, я не доволен. Пускай он попробует в меня кинуть, я посмотрю, что будет с его свитером. Понимаете?

То есть, вопрос в чем, вот такое пренебрежительное отношение, был он коммерсантом, тут дали ему должность и все, и человека понесло. Он не выдержал испытания властью. То он губернаторство бросил, то он потом председательство Заксобрания бросил, то он теперь там где-то из-под тишка что-то там рассказывает, что он там принял - не принял. Он уже за всех все решает. Он решил. Да сколько же это можно терпеть издевательство, в конце концов. Почему я как бы говорю, что вот 9 июня, это Махонин, по-моему, устраивает или кто-то еще, но 16 в кинотеатре «Россия», туда тоже можно прийти. Там тоже послушать, что там будут люди говорить, о чем будут говорить, какие решения будут принимать и т.д. И в конечном итоге Бинали, например, выяснил, что губернатором может кандидат и не быть с высшим образованием, то есть на должность губернатора Севастополя может баллотироваться человек, у которого нет высшего образования или опыта хозяйственной и руководящей работы. Ну, у Бинали нет высшего образования, он хочет сейчас в губернаторы. Ну, тоже хороший ход. Поэтому то, что Дубовик сейчас делает, я, в принципе, готов поддержать Бинали. Потому что очень интересно будет, что Бинали там без высшего образования пойдет.

И когда вот это сейчас все у нас образуется, Дубовик пускай делает свое дело, потому что Заксобрание действительно прокололось, надо его переизбирать. Значит что-то надо делать. Сэкономить 30 млн. и сделать выборы Заксобрания уже сейчас в середине сентября. То есть, надо проявлять гражданскую активность.

Никитич, что вы хотели сказать, давайте.

Александр Никитич: Просто очень коротко скажу. Дело в том, что много есть путей и способов достижения своей цели, но сегодня есть очень эффективный метод - заявить о себе и заставить с собой считаться. Это я говорю, вот даже больше обращаясь к предпринимательскому сообществу в вашем лице. Вот если вы сейчас выдвинете своего кандидата на пост губернатора или поддержите…

Женщина из зала: А у нас есть свой кандидат.

Александр Никитич: Да-да, я об этом. Но это надо озвучить, это надо в резолюцию внести, это надо в Интернет-ресурсах объявить и потом поддерживать этого человека, поддерживать, и тогда власть начнет считаться с предпринимательским сообществом, как организованным отрядом электората и выборщиков. Вы сами знаете, что с народом считаются только перед выборами. Вот. И действительно, вы правильно сказали - вот два прекрасных кандидата в губернаторы. Пусть даже они не совсем проходные, но они наши кандидаты.

Надо использовать этот механизм, заявить о своих правах и заявить о себе, и заставить с собой считаться.

(шум и осуждение в зале, аплодисменты)

Леонид Васильевич: Я 13 предложений, вернее - вопросов задавал по закону о выборе губернатора. В этом законе, имеется 13 замечаний, в частности, 28 статья не допускает, не дает возможности никому из севастопольцев быть губернатором, ибо должны получить каждый кандидат должен получить поддержку ¾ депутатов Законодательного собрания.

(шум, одновременные реплики из зала)

Владимир Викторович: Леонид Васильевич, да поняли, сейчас мы закон о выборах уже…

Леонид Васильевич: Поэтому, товарищи, вы должны думать очень серьезно, не просто так.

Владимир Викторович: Леонид Васильевич, да все думают.

Мужчина из зала: Очень прекрасно сказал, все замечательно - надо объединяться. Вот я просто еще хочу что вам пояснить, ситуация какая интересная - вот у нас все чиновники приезжие, с Удмуртии есть, с Пензы, с Сургута, непонятно откуда. Вот, и они все приехали сюда, что они делают что-то для нас, севастопольцев?

Из зала: Нет, конечно.

Мужчина из зала: Они получить здесь хотят около моря служебную квартиру, ну и еще что-то где-то…

Из зала: Нам Перов сказал - пожили в тепле - хватит.

Мужчина из зала: Так вот еще смотрите, вот депутаты, муниципальные депутаты, депутаты Законодательного собрания, должны быть только севастопольцы. Посмотрите сейчас, что провела Единая Россия. Во-первых, она провела праймериз, американское название - праймериз, не предварительное голосование, на нашем русском языке, а праймериз. И выбирают сейчас они депутата Семипалатинска, два года живет здесь человек. Что человек может депутат здесь из Семипалатинка знать про Севастополь и про севастопольцев, вы мне объясните.

Вот вы понимаете, Единая Россия, правящая партия, сейчас нам закрепляет таких депутатов. Как вот? Я не пойду на голосование.

Из зала: Сереж, сейчас с ларьками решим, займемся этими вопросами.

Мужчина из зала: Просто я пояснил людям, это же вообще нонсенс.

Владимир Викторович: Идти надо, голосовать против.

(шум, реплики в зале)

Владимир Викторович: Давайте уже подведем итог. Ну, задайте вопрос.

Пожилой мужчина: Мы собираемся ли отстоять решение митинга, который мы провели последний?

Владимир Викторович: Да мы за него сейчас голосуем.

(шум, реплики в зале)

Владимир Викторович: Да все, вы меня слышите? Да послушайте, присядьте. Все. Подводим итог. Вот сейчас голосовать будем за него.

Надежда: Здесь говорили о том, что чиновники как бы не слышат севастопольцев, не защищают наши интересы. И при все при том идет постоянная смена, череда чиновников, мы видим - одни приехали, другие уехали. Кто сам по своей воле уехал, кого помогли уехать. Но, тем не менее, по большому счету никто не наказан и никто не отвечает за свое бездействие либо не действие в соответствии с законом и в интересах севастопольцев.

Я всех внимательно слушала, никого не перебивала. Вот я хочу, чтобы к этим чиновникам, которые сейчас работают, которые могут приехать в будущем к нам работать, как бы какая-то принудительная сила государства срабатывала.

Я предлагаю внести предложение в Закон об административной ответственности - ответственность чиновников за неисполнение законодательства РФ. Вот как бы так.

Владимир Викторович: Надежда, есть, давайте я…

Надежда: Секундочку, вот, пожалуйста, должна быть какая-то принудительная сила государства, которая заставит чиновников работать в законодательном поле РФ. Которая заставит их исполнять Конституцию РФ.

Владимир Викторович: Дайте я вам отвечу…

Надежда: Мы 4-й год добиваемся оформления своих разрешительных документов в законодательном поле РФ. Я хочу дожить спокойно на своей пенсии. Почему вы мне закрываете рот и не даете сказать?

Владимир Викторович: Да я сразу отвечу сейчас вам на ваш вопрос.

Надежда: Не надо мне отвечать, я хотела высказаться.

Владимир Викторович: Да дело не в том, что высказаться. Во-первых, закон есть. Послушайте, закон есть. Я понимаю ваши эмоции, поверьте, у меня эмоций больше, чем у вас. Потому что я этим занимаюсь. И законы есть, то, что они не работают из-за судов, то, что мы приняли, прочитайте мою статью первую как раз таки по «Севтелекому». Там говорится, у нас в прошлом году была объявлена цифра - больше 120 уголовных дел было заведено на чиновников, попавшихся на взятке, коррумпированных. Вопрос - кто-нибудь слышал, что какое-то дело доведено до конца судом. Кроме дела Басова. Я не слышал, кого там, что осудили, что-то предприняли. Нет, парочку еще, кажется, было. Это из ста с лишним. Вот то, что мне попалось дело Громова, где можно, да, участвовать. Закон не работает из-за судов. Понимаете? Даже Следственный комитет возбудил дело на Громова, там все и так ясно, я, например, за два дня разобрался, но вообще-то за два часа. Но судья в данном случае ничего не делает, Правительство отошло в сторону.

Теперь, вот мы сейчас и говорим - есть конкретное дело, дело Громова, директора «Севтелекома», приезжего, которого поставили и что там сейчас происходит, поувольнял людей и так далее. Все ищет кого-то виноватых, и не хочет признать, что он директор и отвечает за все, который не консультируется у юристов, а говорит - человек с техническим образованием там в чем-то виноват, ему не сказал. Понимаете? И это дело мы можем сейчас, у нас реальная возможность на него повлиять, поставить на контроль. И благодаря этому поднять все остальные дела. Я это уже предложил. Механизм, понимаете? И добиться реального наказания, в конце концов.

Если мы сейчас обществом добьемся в этом деле контроля и реального наказания виновного и восстановления справедливости, мы можем все остальные дела, соответственно, поднять. И чтобы вы понимали, почему я поднимаю вопрос об уполномоченном по защите прав предпринимателей, об уполномоченном по защите прав человека, да потому что именно эти должности, эти люди, позволяют как раз таки контролировать все судебные решения по предпринимателям, по защите прав человека в любом случае, и обжаловать любое вступившее в законную силу решение суда, и принимать решение по всем вопросам, и давать оценку, принимать на работу нормальных юристов, которые будут честными, порядочными. Вот где у нас как раз таки направление, поле деятельности.

И вот для чего мы сейчас собрались и правозащитников пригласили специально общественников, чтобы эти вопросы сейчас и решить. Если мы начнем привлекать внимание ко всем этим, давать оценку и судьям, их решениям, и мне сказки, которые они пытаются что-то рассказать, пугать чем-то. Чем они меня могут запугать? Пускай они сделают экспертизу моим словам, которые я сказал, лингвистическую. Я им такую лингвистическую экспертизу сделаю, понимаете?

И вот сейчас мы можем повлиять. И то, что вы говорите, то есть, я над этим как раз таки и работаю и предлагаю. Для чего я пригласил в этом составе, в этом качестве, чтобы люди, которые этим занимаются, чтобы сейчас они все эти вопросы, над ними и начали работать, направление. Мы сейчас отдельно с ними теперь соберемся. Вы что думаете, они же мне задавали вопросы - а что дальше? Как дальше делать?

Вот я собрал, пригласил, чтобы мы сейчас просто обсудили в свободном режиме. И то, что вы задали вопрос, это как раз таки из их области, не из вашей - вы по предпринимателям. А они этими вопросами занимаются. Общественники. И вот мы сейчас соберемся отдельно и с ними уже наметим все эти направления.

Надежда: С законодательной инициативой о принудительной…

Владимир Викторович: Да  есть, есть это все. И административная, и уголовная ответственность. Они не работают.

Надежда: В закон города Севастополя внести отдельную статью по чиновникам, они по нам вносят много всего, и штрафы увеличивают, а сами белые и пушистые…

Владимир Викторович: Проработаем. Надежда, понял я. Проработаем этот вопрос тоже. Ленур, что там?

Ленур: Очень важно то, что мы собрались. Вся наша беда, как говорят на востоке, из-за того, что мы мало пьем чай. Следует полагать, из-за того, что мы мало встречаемся, мало общаемся, мало обмениваемся опытом, знаниями и возможностью приложить, как говориться, в нужное время руку помощи. И сегодняшнее наше мероприятие фактически дает, в первую очередь, возможность увидеть друг друга, познакомиться, пообщаться. Конечно, наболевшие вопросы они есть. Но и дает нам фактически тот импульс понимания того, что пришло время что-то нам самим делать. И надо делать. Не говорить о том, что - ой, это страшно. По кирпичику, по кирпичику, но цель одна - у нас должен быть свой губернатор, народный. У нас должны быть в департаментах севастопольцы возглавлять, а все пришлые, я их так называю, только должны быть специалистами, только на конкурсной основе и только под программу, где он должен сказать, что ты будешь делать, покажи нам ежеквартальную свою работу и спустя полгода либо квартал - оценить, нужен нам такой специалист либо нет. А не пришлых руководителей, которые говорят, так вы здесь не понимаете, как живете, всех нафиг, ставим своих. Вот в чем разница. И тогда сразу же решается вопрос - свой представитель в предпринимательстве, свои депутаты, которые будут принимать законы, свои исполнительные органы и свои руководители в Правительстве, которые войдут в положение, и губернатор примет нужное распоряжение в виду несовершенства переходного периода, который был полностью провален, в виду того, что отсутствует механизм на данном этапе предоставления альтернативных мест, пролонгировать, отсрочить этот процесс еще там на определенный период. И когда возникает вопрос, на рынке работает 1000 предпринимателей, а какой-нибудь ушлый с материка говорит, а давайте я сейчас этот рынок куплю, построю для себя любимого один торговый центр, 50 предпринимателей возьму, как говориться, на 3 копейки, а остальные 950 меня не интересует ни они, ни их семьи, ни то, что 950 предпринимателей оплачивают пенсию 950 пенсионерам. Его не интересует. Идет принцип выжимки пота, рационализация по принципу - мало людей, больше прибыли.

И этот вопрос можно решить только в совокупности, когда все люди будут участвовать и соучаствовать во всех социальных проблемах. Когда у нас будут депутаты, которые будут говорить - нет, это же наши люди, это же 950 предпринимателей. Нам не нужен этот торговый центр. А если он нам и нужен, то сделать как это в Одессе в Привозе, когда сами предприниматели скинулись, построили шестиэтажный торговый центр и они же там руководят. Вот это я понимаю, что называется, более высокий уровень.

Но к чему я это говорю, а к тому, что возможность выхода из ситуации только при условии коллективизации и соучастия во всех процессах. Вот и все.

Из зала: Для этого надо, чтобы о нас как можно больше знало севастопольцев.

Владимир Викторович: Да о нас уже знают даже Верховный комиссар ООН по правам человека.

Из зала: А простые севастопольцы о нас вообще не знают.

Владимир Викторович: Мы говорим об этом. Будем объединять сейчас. В общем давайте так, мы уже перейдем… да пождите… закругляемся.

Подводим итог того, что собрались, что люди выдержали, сколько по времени мы тут. 2,5 часа. То есть, в принципе есть люди, которые не равнодушны и которые желают изменений к лучшему в своей жизни и в жизни других людей. Поэтому, я считаю, что все нормально задалось. Единственное, что, как уже вначале я говорил, вопросы Президенту на 15 число, это неделя осталась. Активнее там тоже участвуйте, как-то задавайте вопросы. Люди грамотные, Интернетом владеете, куда надо, направляйте.

Потом завтра напоминаю еще раз - постарайтесь подъехать, кому-то сказать, объявите где-то, кто кого знает, что в культурном комплексе «Корабел» готовится какое-то там непонятное совещание, тайное, о котором никому ничего не известно. В 17 часов. Именно по Генплану. Именно представить так, что все уже успокоились, все довольны и вот тут пришло всего 100 человек, и вот все «за». И как бы этим прикрыться и все принять. Поэтому, если это так, если это вскроется, значит, этому, естественно, тоже надо дать оценку и как-то этот вопрос задать - а почему это все тайно было сделано?

Поэтому, ну, все слышали, что я читал вначале, да? По резолюции, мы ее как бы обсудили, со всех сторон. Значит, я предлагаю добавить еще сюда, что Надежда Павловна предложила в Закон Севастополя внести, как они санкции против нас увеличили, штрафы, не посоветовавшись, ничего, взяли и вдруг штрафы повысили за размещение без разрешительных документов. Во-первых, сейчас в суде будем выяснять, что эта за формулировка такая. Насколько она соответствует Федеральному закону, то есть высшему закону. И, соответственно, я буду требовать внести изменения, чтобы эту формулировку изменить на ту, как она в Гражданском кодексе, в Земельном кодексе звучит и в кодексе об административных правонарушениях - самовольное занятие, самовольная постройка и так далее. То есть, принцип самовольности он немножко другое значение имеет. То есть, наполняемость, сущность этого термина, понимаете. А здесь - разрешительные документы. Как бы это мы должны вопрос четко поставить на контроль. Выяснить кто автор такой формулировки, соответственно, тоже надо. И поставить под контроль, то есть, я как бы расширю предложение, санкции санкциями, поставить под контроль эти уголовные дела, выяснить, а что с ними. Что с этими уголовными делами, которые по коррупционной составляющей.

Из зала: Есть конкретный вопрос. Вот Света звонила, вопрос - у нас в Балаклаве возник же вопрос. Там стоял фотохудожник, так как мы не определились, что у нас там фотохудожники, сувенирщики и прочие, место было именно для фотохудожественных работ. Так нас и ставили в группе непродовольственные товары. Теперь получается так, человек фотохудожник уехал в другие страны, и взял и продал это место другому человеку, сувенирщику. И теперь нам получается этот закон о большом штрафе как раз действует очень хорошо, потому что человек, в общем-то, незаконно занял этот киоск. Правильно же? Получается так. То есть незаконно занял киоск. И в наших интересах как раз, чтобы этого человека как раз на 200 тысяч и оштрафовали. Без конкурса, человек роллеты там уже ставит.

Владимир Викторович: Сейчас я вам объясню. Подождите, есть другой механизм, не то, что штраф. Подождите. Как бы это считается, он незаконно купил, не имел права продавать. Но это не его место. Послушайте. Дело не в штрафе, не в санкции, не то, что его накажут, а дело вообще в каком порядке он занял это место. Тут надо разбираться. И для чего мы и сегодня с Кирпичниковым разговаривали…

Из зала: Правильно, а мы все время об общих проблемах каких-то разговариваем, есть же конкретные дела…

Владимир Викторович: Да мы и общие, и частные. Без общего частного не решишь. Понимаете? Мы пытались решить частные вопросы и уперлись в общие. И пришлось вот все накручивать. Я же не просто так, не от хорошей жизни. Мне может тоже не хочется, знаете, сидеть целыми днями у компьютера, с утра до ночи, ночью не спать - думать. Потому что вот людей оштрафовали….

(разные реплики из зала)

Владимир Викторович: Мы предложили принять, послушайте… Уже закончить, я же сказал. Вопрос задали.

Ну, я же и предлагаю к Гладкову обратиться, внести сюда к Гладкову напрямую…. Вопросы.

(шум, реплики в зале)

Владимир Викторович: Напрямую мост. Надо делать - реально, не реально. Но надо сделать. Не попытавшись, не узнаете - реально.

Из зала: Если даже не дадут, мы должны записать видео обращение, потому что там принимается.

Владимир Викторович: Я знаю, да-да. Вот поэтому мы тут нарежем кое-что и туда тоже отправим. Потому что 2,5 часа. Смотрите, предлагается в дополнение к тому, что мы я уже оглашал, значит, вопросы к Гладкову на прямой мост, видео обращение сделать из вот этого всего. Заксобрание - санкции в отношении чиновников, в конце концов, поставить это дело на контроль, кто проштрафился - они нас, а мы их тоже будем добиваться, значит, наказывать по полной.

И решить вопрос, значит, с Правительством, тоже обратиться в Правительство. То есть, как бы, я от вашего имени обращусь в Правительство о решении вопроса о вступлении от имени жителей города Севастополя в процесс по делу Громова, чтобы прояснить эту ситуацию, что там происходит и как. Я еще скажу почему, а многие ли у нас довольны тем, как качество связи у нас вообще. Деньги платим, все, но лично я постоянно сталкиваюсь, что связь обрывается, еще что-то не слышно и так далее. Здесь в городе я не могу поговорить с человеком, который там в 100 метрах от меня находится. Это что такое? И нам рассказывают, что там и как они управляют. Ну, раз уже так получилось, он на нас внимание обратили, мы на них. Все взаимосвязано.

Поэтому я предлагаю - давайте мы проголосуем за эту резолюцию. Я ее подкорректирую, подправлю и мы все.

Из зала: Кто против?

Вы сбросите, чтобы мы с ней ознакомились, да?

Владимир Викторович: Ну, конечно, у меня правило, я всегда кидаю вам.

Надежда: Владимир Викторович, а по поводу Кирпичникова, вот достигнута договоренность, что будем ходить по муниципалитетам, по нашим точкам злободневным, вместе с ним, на выезде. Будет составлен график, мы людей заранее оповещаем.

Владимир Викторович: Сегодня об этом опять Марат говорил, он подтвердил, что… ну, просто он занят. Мы хотели с ним, вот почему он не смог, то есть, мы не смогли его пригласить, мы хотели с ним встретиться в понедельник, созванивались, не получилось. Во вторник - не получилось. А когда уже сегодня утром пришли, а сегодня у него уже расписано все, понятно, что уже не получилось. Поэтому мы все, что смогли, дали ему предложения, что-то договорились и я вам об этом рассказал. Все равно с Лобач я разговаривал, чтобы вы понимали, по той встрече, которая состоялась в Заксобрании с участием Алтабаевой, значит, сделали стенограмму аудиозаписи, мы уже научились делать стенограмму, я ему дал стенограмму, мы им вручаем всем стенограммы теперь, только так. Уже никто не открутиться. Аудиозапись на сайте Союза предпринимателей. Уже никто от своих слов не откажется. Значит, Лобач сказала, что как бы задания давались, и Кирпичников должен теперь на следующем заседании опять что-то там доложить.

У нас будут вопросы свои, он расскажет свои…

Надежда: Я к чему и говорю, чтобы в тот момент, когда мы пойдем снова в Заксобрание, на вторую часть «круглого стола», который проводит Алтабаева, у нас уже был результат обхода совместно с Кирпичниковым каждой проблемной зоны.

Владимир Викторович: Надежда…

(шум, обсуждение в зале)

Надежда: …проблематику готовьте и пути решения предлагайте. Ко всем обращаюсь. Чтобы мы не пришли просто за красивые глаза поговорили и разошлись.

(одновременные реплики в зале)

 

Оценить Новость
Поделиться в соцсетях

Похожие записи

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =