• Севастополь - 299045
  • + 7(978) 749-60-33
  • sevsps2017@mail.ru
  • Пн-Пт с 9:30 до 16:30 Сб-Вс выходной

Судьи покрывают преступников – чиновников

Судьи покрывают преступников – чиновников
02.04.2017 г. на сайте Союза предпринимателей Севастополя была размещена статья «Беспредельщики во власти», в которой говорилось о правовом беспределе, совершенном 29.03.2017 г. группой лиц под предводительством судебного пристава - исполнителя Великосельского С.В. под видом исполнительных действий https://www.sevsps.com/2017/04/bespredelshhiki-vo-vlasti/.
К статье были приобщены три видеозаписи событий 29.03.17 г.
По заявлению Новикова В.В. от 29.03.17 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Великосельского С.В., был получен ответ из ОМВД по Ленинскому району г. Севастополя о том, что усматриваются признаки преступления, предусмотренного статьёй 286 УК РФ и материалы проверки, вместе с диском всех видеозаписей события направлены по принадлежности в СО СУ СК РФ по г. Севастополю. Теперь будет очень любопытно как СО СУ СК РФ по Ленинскому району будет проводить проверку: так же тщательно как это было сделано по указанию сообщества судей в отношении Мареты А.А. где я защищаю интересы Мареты А.А. разоблачая фальсификацию дела или попытаются совершить укрывательство преступления Великосельского?
Также, Новиков В.В. подал жалобу на действия Великосельского в арбитражный суд г. Севастополя.
Но вот что позабавило во всей этой истории: Великосельский С.В. решил пойти в контратаку и 30.03.17 г. составил на Новикова В.В. протокол об административном правонарушении, при этом, нагло подделав сведения в протоколе и передав протокол в мировой суд Ленинского района.
20.04.17 г. состоялось судебное заседание, в котором Новиков В.В. подал жалобу с приложением диска, на котором записаны все видеозаписи события 29.03.17 г., а также другие документы и фотографии по делу.
В судебное заседание явился работник федеральной налоговой службы Севастополя Улыбышев Д.А., - один из понятых, который участвовал 29.03.17 г. в исполнительных действиях вместе с Великосельским С.В. и именно понятой Улыбышев попытался поменять замок на двери в помещение, которое не предметом судебного решения, в связи с чем, Новиков В.В. не позволил Улыбышеву поменять замок после чего на Новикова В.В. и набросились судебные приставы.
Улыбышев Д.А. сообщил суду и Новикову В.В. очень интересные сведения, которые подтверждают преступный характер действий Великосельского С.В. тем не менее, по окончании судебного разбирательства, судья необоснованно посчитала Новикова В.В. виновным в том, что он якобы воспрепятствовал Великосельскому в его, якобы, законной деятельности по освобождению помещения, которое не было объектом исполнительных действий.
Таким образом, суд по сути своей превратился в орудие и в средство преступления в руках преступного клана чиновников, которые намерены превратить простых граждан РФ в послушное стадо путём морального и физического угнетения ради удержания власти и возможности обогащения любым путём и любой ценой.
Как можно понять, чиновники мечтают сделать из своих сограждан северных корейцев готовых работать за миску риса в сутки и подножную траву. Новиков В.В. может быть и согласился, чтобы было так, но при условии: что все наши руководители и олигархи откажутся от всех имеющихся у них благ и сдадут все свои богатства в общую казну.
Но они этого не сделают, и потому, Новиков В.В. не желает быть Северным корейцем, так что чиновникам придётся смириться с выбором Новикова В.В. быть свободным и умеющим добиваться соблюдения своих прав.
Ради того, чтобы сделать своих сограждан рабами, чиновники нагло и беспринципно попирают Конституцию и законы РФ, рассчитывая, что судьи их прикроют и таких примеров уже достаточно.
Фактически чиновники сгруппировались в банду (стаю) и объявили гражданскую войну своим простым согражданам, которых они считают за своих холопов. Посмотрите только, как ведёт себя чиновник Великосельский и как он разговаривает, чтобы убедиться в правоте сделанных здесь выводов.
Вот только Великосельский, те, кто давал ему приказы и судья не поняли одной простой вещи, что Новиков В.В. не тот, кто позволит безнаказанно с собой так поступать и теперь все кто участвовал в этом беспределе, кто бы они ни были и какой бы пост ни занимали должны понять, что для Новикова В.В. все они тоже стали врагами, а на войне - как на войне.
Новикову В.В. не впервые воевать с системами и сколько винтиков в этих системах уже оказалось поломано, так что воевать Новиков В.В. готов и готов пройти путь до конца.
Судебным решением от 20.04.17 г. открыт путь к войне с судебной системой, ну что же вызов принят и начнём. Даже интересно чем же это закончится.
Апелляция на постановление мировой судьи от 20.04.17 г. была подана уже 24.04.17 г.

Ниже приводятся выдержки из апелляции Новикова В.В.
Я заявляю, что судья стала клятвопреступницей по факту нарушения ею клятвы судьи. С учётом наличия у меня жизненного опыта, знаний в области истории и социологии, а также юридических знаний и практического опыта, я утверждаю, что судья полностью некомпетентна, несправедлива и у судьи отсутствует совесть, в связи с чем, ей не место в судейском корпусе, который она дискредитирует.
Предлагаю судье не обижаться на меня, так как я реагирую адекватно её решения, которым она первая незаконно обвинила меня, незаконно назвав меня правонарушителем.
Я такой же юрист, как и судья и знаю и умею применять законы, так что со стороны судьи было опрометчивым фальсифицировать на меня дело, пытаясь помочь Великосельскому избежать наказания за его преступление по ст.286 УК РФ.
Судья лишила себя возможности установить факт отсутствия требования судебного пристава - исполнителя Великосельского С.В. об освобождении помещения 100.5 кв.м. и его опечатывании, а также отсутствия требования о смене замка на входной двери в помещение 100.5 кв.м.
Судья вообще не установила и не дала правовой оценки тому обстоятельству, что согласно приобщённым мной к материалам дела документам, существует два договора на два смежных помещения 1) площадью 100.5 кв.м. и 2) площадью 54.6 кв.м. и только в отношении помещения площадью 54.6 кв.м. имеется судебное решение об освобождении помещения площадью 54.6. кв.м. Судья вообще не указала в постановлении от 20.04.17 г. помещение площадью 100.5 кв.м., в отношении которого Великосельский за пределами своих полномочий пытался провести незаконные действия по смене замка.
Следует учесть, что мной велась аудиозапись на мобильный телефон (диск аудиозаписи прилагается).
Судья в обжалуемом постановлении от 20.04.17 г. не дала правовой оценки тому обстоятельству, что согласно предоставленного суду и приобщённого к материалам дела ответа № 10/5943 от 07.04.17 г. из ОМВД по Ленинскому району г. Севастополя, в действиях Великосельского С.В. усматриваются признаки преступления, предусмотренного пунктом а) части 3 статьи 286 УК РФ – превышение должностных полномочий, то есть, совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, - с применением насилия или с угрозой его применения, что предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
Таким образом, судья осуществила попытку заранее не обещанного укрывательства преступления Великосельского С.В., что преследуется по ст. 396 УК РФ. Таким образом, судья, в своём лице, сделала суд РФ и вынесенное именем государства РФ судебное решение орудиями и средством преступления. Согласно ч.4 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное пунктом а) части 3 статьи 286 УК РФ является тяжким. В силу того, что Великосельский С.В. не является близким родственником судьи, то, судья не может быть освобождена от уголовной ответственности за укрывательство.
Судья не выяснила и не установила, что согласно документов, судебный пристав-исполнитель Великосельский не осуществлял принудительного исполнения, что отражено в его требовании от 28.03.17 г. с указанием, что осуществляется «исполнение неимущественного характера в отношении должника Раскевича Б.С. в пользу взыскателя ДИЗО в рамках исполнительного производства исполнить решение суда освободить встроенное помещение площадью 54.6 кв.м.
Из материалов исполнительного производства усматривается, что Великосельский нарушил порядок исполнительного производства, не уведомил своевременно и в надлежащем порядке должника Раскевича Б.С. об открытии исполнительного производства и, более того, Великосельский подделал ряд документов.
Судья не дала правовой оценки тому, что Раскевичу Б.С. и мне только 28.03.17 г. стало известно в установленном законом порядке о существовании исполнительного производства и о том, что уже 29.03.17 г. следует освободить помещение площадью 54.6 кв.м.
Судья не дала правовой оценки показаниям 20.04.17 г. в суде свидетеля Улыбышева Д.А. о том, что он только 29.03.17 г. впервые увидел Великосельского С.В. в связи с чем необходимо признать факты подделки многих документов в материалах исполнительного производства, которые подписаны Великосельским вместе с Улыбышевым Д.А. (01:47:40) «Великосельский, я его первый раз встретил это вот буквально перед, за несколько минут до начала процедуры своих должностных обязанностей, которые выполнял в тот день»).
Судья не дала правовой оценки тому, что в рамках исполнительного производства я, являясь представителем должника и стороной в исполнительном производстве имею закреплённые Конституцией РФ и законами РФ права и обязанности в том числе и по защите прав своего доверителя в связи с чем, суд не установил, являются ли требования Великосельского С.В. заменить замок на входной двери в помещение площадью 100.5 кв.м. законными или незаконными и являются ли в этой связи мои действия противоправными. Иными словами суд не установил в какой причинно – следственной связи находится факт отсутствия исполнительного документа на освобождение помещения площадью 100.5 кв.м. и мои действия на препятствие заменить замок на указанном помещении и мог ли у меня возникнуть умысел совершить противоправные действия именно в отношении помещения площадью 100.5 кв.м.? Суд не установил каким могло быть моё психическое отношение к указанным обстоятельствам и мог ли я осознавать свои действия как противоправные или полагал их законными, а действия Великосельского и его сообщников преступными? Таким образом, суд не установил один из элементов состава правонарушения – субъективную сторону (умысел, намерение). Отсутствие субъективной стороны состава правонарушения влечёт признание отсутствия правонарушения и прекращение дела по п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.
Как усматривается из обстоятельств дела и из допроса Улыбышева Д.А. Великосельский С.В. не принимал решений и не требовал от должника Раскевича Б.С. заменить замок на входной двери в помещение площадью 100.5 кв.м. и ни Раскевичу Б.С., ни мне ничего об этом не было известно.
Лично я видел только, что понятой Улыбышев Д.А. по своей инициативе принялся менять замок на входной двери в помещение площадью 100.5 кв.м. и только от Улыбышева я потребовал не совершать противоправных действий, но не от Великосельского С.В., который просто напал на меня позже, что видно на видеозаписи.
Судья не дала правовой оценки тому, что Улыбышев Д.А., Тяпкин М.А. и Талалуев А.И. незаконно привлечены Великосельским С.В. в качестве понятых в нарушение требований ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 28.12.2016) "Об исполнительном производстве" и ст. 25.7. КоАП РФ
Согласно стать 59 Закона «Об исполнительном производстве» Участие в исполнительном производстве понятых
1. Участие понятых обязательно при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, связанных с вскрытием нежилых помещений, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам, жилых помещений, занимаемых должником, осмотром имущества должника, наложением на него ареста, а также с изъятием и передачей указанного имущества. В других случаях понятые приглашаются по усмотрению судебного пристава-исполнителя.
2. В качестве понятых могут быть приглашены любые дееспособные граждане, достигшие возраста восемнадцати лет, не заинтересованные в исходе исполнительного производства, не состоящие с лицами, участвующими в исполнительном производстве, в родстве или свойстве, а также не подчиненные и не подконтрольные указанным лицам. Количество понятых не может быть менее двух.
Согласно ч. 1 ст. 25.7. КоАП РФ – В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, должностным лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо. Число понятых должно быть не менее двух.
Записанные в акте от 29.03.17 г. Улыбышев и Тяпкин являются работниками УФНС, которое является заинтересованным лицом в деле, балансодержателем и третьим лицом, участником судебного процесса, что исключало их участие в качестве понятых при исполнительном производстве. Талалуев является работником ДИЗО – взыскателя, что также исключало его участие в исполнительном производстве в качестве понятого.
Таким образом, все действия и решения Великосельского С.В. совершённые им 29.03.17 г. являются незаконными. Все акты, составленные по результатам незаконных действий Великосельского с участием ненадлежащих лиц Улыбышева, Тяпкина и Талалуева должны быть признаны незаконными и отменены
Судья не установила в обжалуемом постановлении от 20.04.17 г. факт, что Великосельский С.В. оттаскивал меня от двери в помещение 100.5 кв.м., которое не было объектом исполнительного производства. Судья просто умолчала об этом факте указав только адрес совершения исполнительных действий по ул.Кулакова, 56 и без указания с какой целью Великосельский С.В. пытался оттащить меня от двери в конкретное помещение площадью 100.5 кв.м. и по каким причинам я не давал заменить замок на входной двери в конкретное помещение 100.5 кв.м. и были ли у меня основания так действовать?
Таким образом, судья совершила подлог путём искажения сведений имеющих существенное значение для правильного разрешения дела.
Судья не установила факт, что я не препятствовал, но наоборот исполнял требования о совершении исполнительных действий в отношении помещения кухни площадью 54.6 кв.м. в связи с чем, в моих действиях отсутствует событие правонарушения по ст.17.8 или 17.14 или 17.15 КоАП РФ, что является основанием для прекращения административного дела в порядке п.1 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ.
Судья не дала правовой оценки доказательствам, размещённым на диске, переданном суду где подтверждается, что я не препятствовал описи и опечатыванию помещения и имущества в помещении площадью 54.6 кв.м. (видео №11 и фото где видно опечатанное имущество (фото прилагается).
В этой связи я хочу получить от органов государственной власти России ответ на два вопроса:
- за что меня - инвалида второй группы, юриста, представителя стороны по исполнительному производству избили группой лиц, при исполнении мной моих законных обязанностей
- и кто и какую за это понесёт ответственность?
Судья не дала правовой оценки тому, что в протоколе от 30.03.17 г. Улыбышев подписал заведомо ложные сведения как понятой о якобы моём отказе от подписи как якобы уведомленный должным образом и, в то же, время Улыбышев ложно сообщил суду, что подписал протокол как свидетель тогда как фактически участвовал как понятой.
В ходе судебного разбирательства я настаивал на том, что мной никоим образом не осуществлялось препятствий по исполнению судебного решения в отношении помещения площадью 54.6 кв.м., что полностью подтверждается доказательствами видеозаписью имеющимися в деле (видеозапись № 8, 9).

Опрошенный в судебном заседании 20.04.2017 г. в качестве свидетеля Улыбышев Д.А, подтвердил факт, что я не чинил никаких препятствий при осуществлении исполнительных действий в отношении помещения площадью 54.6 кв.м.

Улыбышев подтвердил только то, что я препятствовал замене замка на двери другого, смежного помещения площадью 100.5 кв.м., которое не было ни предметом, ни объектом исполнительных действий в связи с чем, я попросту не мог препятствовать исполнительному производству.

При производстве по делу об административном правонарушении ни Великосельский ни суд не выясняли и не исследовали с достаточной полнотой подтверждающие мою вину обстоятельства, которые свидетельствовали бы о невыполнении мной требований об описи и замене замка в отношении помещения площадью 54.6 кв.м., то есть доказывали бы наличие субъективной стороны (вины) инкриминированного мне противоправного деяния.

Отсутствие события или состава административного правонарушения в силу пунктов один и два части первой статьи 24.5 КоАП РФ является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Как усматривается из материалов дела, Великосельский даже не направил мне ни уведомления, ни копию протокола с целью извещения о времени и месте составления протокола.

Великосельский в 09:50 сообщил мне по телефону, что он приглашает на 10:00 (уже через 10 минут) для составления протокола об административном правонарушении на другой конец города, и я дал согласие, что приеду позже для подписания и получения протокола, если он действительно будет составлять протокол, но он больше не звонил и не приглашал из чего я сделал вывод, что Великосельский отказался от составления протокола.

Протокол от 30.03.2017 составлен и подписан Великосельским и понятыми в моё отсутствие с нарушением моих прав.

В представленной и использованной Великосельским информации-телефонограммы для подтверждения факта надлежащего извещения меня о времени и месте оформления протокола об административном правонарушении, отсутствуют достоверные сведения о моей возможности или невозможности прибыть за 10 минут к 10:00 для составления протокола 30.03.17 г. или об отказе подписать протокол.

Великосельский, более никаких надлежащих попыток уведомить меня о состоявшемся факте составления и необходимости подписать уже составленный 30.03.17 г. в моё отсутствие протокол не предпринимал, но вот что интересно, для того, чтобы подписать протокол от 30.03.17 г. Великосельский сам лично приехал в работу к Улыбышеву и дал ему на подпись протокол от 30.03.17 г. с указанием, что я якобы был должным образом уведомлен и якобы отказался от подписи (показания Улыбышева 01:48:43)!

Таким образом, для того, чтоб изложить в протоколе от 30.03.17 г. заведомо ложные сведения Великосельский потрудился приехать к Улыбышеву, а вот для того, чтобы мне, инвалиду оказать такую же услугу и приехать ко мне за подписью и вручением протокола с тем, чтобы соблюсти мои права Великосельский не посчитал нужным приехать туда, где я находился. Мог же, имел же Великосельский возможность и желание приехать к Улыбышеву, чтобы состряпать против меня (в другом месте, не по ул.Правды, 10 как это ложно указано в протоколе), а вот соблюсти мои права по закону Великосельский не пожелал, не посчитал нужным.

Из данного случая в отношении себя как юриста я имею право сделать обобщающий вывод, что в России чиновники объявили войну всем, кто не входит в чиновничий клан и любой маленький чин считает для себя возможным попирать закон и права граждан, а судьи в этом способствуют чиновникам в связи с чем, в России отсутствует правосудие вообще. Хотелось бы увидеть опровергнет или не опровергнет мой вывод апелляционная инстанция?

Необходимо признать незаконным и отменить протокол об административном правонарушении от 30.03.2017 г. как оформленный Великосельским без моего участия и в отсутствие сведений о моём надлежащем уведомлении о действительном времени и месте совершения указанного процессуального действия или об отказе от получения протокола и отказе от подписи.

Из показаний Улыбышева является установленным факт составления протокола в ином месте, не по месту, которое указано в протоколе и в иное время, а именно: по месту работы Улыбышева в УФНС по ул.Кулакова, д.56, но Великосельский меня туда не вызывал и время, когда Великосельский будет по ул.Кулакова, 56 составлять протокол, Великосельский мне не сообщал.

Статья 12. Закона РФ "О судебных приставах" - Обязанности и права судебных приставов-исполнителей
2. Судебный пристав-исполнитель имеет право:
входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, а также на основании определения соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых другими лицами или принадлежащих им;
в случае неясности положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения обратиться в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении способа и порядка его исполнения;
Согласно указанной норме закона, Великосельский, если ему что-то непонятно о порядке исполнения судебного решения, был обязан соблюсти процедуру обращения в суд за дачей разъяснения судом о порядке исполнения судебного решения, а не заниматься самоуправством и не брать и не присваивать себе полномочия суда и не сочинять как ему следует исполнять судебное решение на своё собственное усмотрение. Великосельский был обязан получить определение суда на замену замка в помещении площадью 100.5 кв.м., но Великосельский понимал, что никакой суд ему такого определения не выдаст в связи с чем Великосельский пошёл на совершение преступления попытавшись с помощью физического насилия заменить замок на помещении площадью 100.5 кв.м.
ПРИ ЭТОМ, КАК ВОЗМОЖНО УБЕДИТЬСЯ ИЗ ВЫШЕУКАЗАННОЙ НОРМЫ ЗАКОНА: судебный пристав – исполнитель Великосельский не имеет права применять физическую силу к участнику исполнительного производства, но Великосельский лично применил ко мне физическую силу 29.03.17 г. при осуществлении исполнительного производства!
Согласно статьям 11, 15, 16 физическую силу иметь право применять только судебный пристав и только при обеспечении порядка деятельности судов. При этом, не было подано никаких рапортов двумя судебными приставами, применявшими 29.03.17 г. ко мне – инвалиду 2-й группы физическую силу.
Изучение материалов дела об административном правонарушении свидетельствует о том, что требование и извещение судебного пристава-исполнителя о Великосельского С.В. от 28.03.17 г. были вручены должнику Раскевичу Б.С. об освобождении помещения площадью 54.6 кв.м. только 28.03.17 г. в связи с чем Раскевич Б.С. не обязан был освобождать смежное помещение площадью 100.5 кв.м.
Раскевич Б.С. не был своевременно уведомлен об открытии исполнительного производства и не получал постановление о возбуждении исполнительного производства. Никакой допустимой и достоверной информации, позволяющей контролировать факт получения Раскевичем Б.С. постановления о возбуждении исполнительного производства, материалы дела не содержат. В этой связи были грубо нарушены требования закона и права Раскевича Б.С. и Раскевич Б.С. был лишён возможности обратиться в суд с ходатайством о разъяснении порядка исполнения решения суда и отсрочке исполнения решения суда при наличии смежного помещения площадью 100.5 кв.м., в отношении которого арендодателем не было заявлено возражений против пользования, что автоматически устанавливало режим действия статьи 621 ГК РФ о продлении срока действия договора на неопределённый срок, что полностью исключает субъективную сторону состава правонарушения так как я полностью уверен в правомерности своих действий по защите прав титульного владельца Раскевича Б.С. и действовал в порядке ст.12 ГК о самозащите нарушенных прав.

Исходя из вышесказанного, Великосельский и суд в постановлении от 20.04,17 г. нарушили право титульного владельца Раскевича Б.С. и сделали необоснованный вывод о том, что Великосельский якобы обладает полномочиями на предъявление требований об обязании Раскевича Б.С. освободить помещение площадью 100.5 кв.м. и заменить замок на входной двери в указанное помещение, что не имеет подтверждений в материалах дела. При этом, суд незаконно не пожелал истребовать материалы исполнительного производства.
Такой подход суда к отправлению правосудия с уклоном в пользу преступника Великосельского является нарушением принципа правовой определенности, принципа равенства всех перед законом и судом, а также свидетельствует о предвзятости и заинтересованности суда в исходе дела в пользу преступника Великосельского и создании преступнику Великосельскому незаконных преимуществ в связи с чем суд и судья сами стали преступниками.
При этом суд не учёл положения ст.14 ГК РФ, согласно с которыми, я, как представитель должника и сторона в исполнительном производстве действовал адекватно нарушению прав титульного владельца, которое совершал понятой Улыбышев пытаясь поменять замок на двери в помещение площадью 100.5 кв.м., а именно: я просто не давал Улыбышеву возможности поменять замок и закрывал замок рукой.

Статья 14 ГК РФ

«Защита гражданских прав осуществляется способами, установленными статьей 12 ГК Российской Федерации, а также иными способами, предусмотренными законом. Способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения. Необходимым условием применения того или иного способа защиты гражданских прав является обеспечение восстановления нарушенных прав истца (пункт 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Все вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии моей вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьёй 17.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении режима функционирования помещения площадью 100.5 кв.м., что, в свою очередь свидетельствуют о наличии признаков состава преступления по ст.286 УК РФ в действиях Великосельского С.В.

В этой связи, суд обязан был установить, что законными могли быть только такие действия Великосельского С.В., которые охватывались бы пределами исполнительного производства, не выходя за них и только в отношении освобождения помещения площадью 54.6 кв.м. (ст.15 Конституции РФ, ст.12 Закона «О судебных приставах»), а все остальные действия являлись незаконными и превышением полномочий, что в свою очередь является преступлением Великосельского по ст.286 УК РФ.
При этом, суд незаконно указал на то, что предметом исполнительных действий якобы являлась замена замка входной двери якобы принудительно освобождаемого помещения в то время как,
Во-первых, никакого принудительного освобождения помещения не проводилось, и не было такого решения Великосельского С.В. о принудительном освобождении помещения.
Во-вторых, помещение, площадью 100.5 кв.м. не являлось ни предметом, ни объектом исполнительных действий и не подлежало принудительному освобождению в связи с чем, судья обязана была установить факт превышения Великосельским С.В. служебных полномочий и действия Великосельского С.В. были незаконными и явно преступными и подпадали под признаки ст.286 УК РФ о чём дан приобщённый в судебном заседании ответ ОМВД Ленинского района по г. Севастополю.
Однако, суд незаконно не дал никакой правовой оценки данным мной показаниям и пояснениям.
Как усматривается, судья, признала факт исполнения судебного решения путём опечатывания двери помещения площадью 54.6 кв.м. и закрытия проёма в стене между смежным помещением площадью 100.5 кв.м.
При этом судья исказила в постановлении факт, что попытка замены Улыбышевым замка и моего препятствования этой попытке не касалась помещения площадью 54.6 кв.м., а касалась помещения площадью 100.5 кв.м. В связи с чем судья не дала правовой оценки показаниям Улыбышева о том, что после того как ему не удалось поменять замки на двери в помещение площадью 100.5 кв.м. он пошёл спокойно менять замки на помещении площадью 54.6. кв.м. в отношении которого проводились исполнительные действия и, в отношении, которого я никаких препятствий не чинил (аудиозапись 01:39:34 - 01:41-55).
Судья не дала правовой оценки зачитанным ею показаниям свидетелей с моей стороны, которые зафиксированы на видеозаписи, что указывает на односторонность, предвзятость, неполноту, необъективность, обвинительный уклон обжалуемого постановления суда от 20.04.17 г.
Однако в судебном заседании Улыбышев опроверг сведения, указанные в протоколе от 30.03.17 г. и показал (01:48:43 – 01:50:37), что он не присутствовал при составлении протокола и ему ничего не известно об обстоятельствах составления протокола и ему не известно отказывался ли я от подписи под протоколом и был ли я уведомлен о составлении протокола. Улыбышев также показал, что Великосельский С.В. приехал на рабочее место Улыбышева и там попросил Улыбышева подписать протокол от 30.03.17 г. в связи с чем сведения в протоколе о том, что протокол составлен и подписан непосредственно по адресу ул.Правды, 19 являются заведомо ложными в связи с чем протокол обязаны признать недостоверным и недействительным и отменить.
Суд необоснованно посчитал доказательством моей якобы вины видеофиксацию и распечатки на бумажный носитель кадров, осуществления действий судебного пристава как якобы при осуществлении исполнительного производства тогда как видеозапись и распечатки кадров являются доказательством преступления Великосельского по ст.286 УК РФ поскольку неопровержимо фиксируют действия Великосельского в отношении помещения площадью 100.5 кв.м. не являющегося объектом исполнительных действий.

Также, видеофиксация №8 и 9 и распечатка кадров свидетельствует о том, что я не осуществлял препятствий в отношении исполнительных действий в помещении площадью 54.6 кв.м.

На самом деле, при наличии разоблачительных показаний Улыбышева (01:48:43 – 01:50:37) об обстоятельствах составления протокола от 30.03.17 г. необходимо признать указанный протокол недействительным и отменить.
При уже изложенных выше доводах, следует признать выводы суда в этой части незаконными, так как они опровергаются фактическими обстоятельствами дела в связи с тем, что я не препятствовал исполнению судебного решения и исполнительных документов в отношении помещения площадью. 54.6 кв.м., а также в связи с тем, что Великосельский вышел за пределы своих полномочий, что преследуется по ст.286 УК РФ.
При этом, судья обязана была достоверно установить и дать правовую оценку: являются ли законными требования Великосельского в отношении помещения площадью 100.5 кв.м., которое не было ни предметом судебного разбирательства и судебного решения, не предусмотрены в исполнительным листе, не являются предметом постановления о возбуждении исполнительного производства, а также не являются объектом требования и извещения от 28.03.17 г.
Без дачи правой оценки вышеуказанным обстоятельствам, постановление суда от 20.04.17 г. выглядит как сговор с Великосельским и средством укрывательства преступления
В этой связи суд обязан был сделать вывод являются ли законными и охватываются ли действия Великосельского по попытке замены замка на двери в помещение площадью 100.5 кв.м., являются ли такие действия должностными обязанностями Великосельского согласно судебного решения, исполнительного листа, постановления о возбуждении исполнительного производства, а также требования и извещения от 28.03.17 г.?
Без установления указанных обстоятельств вывод суда является необоснованным и незаконным.
В этой связи, с опорой на ст.15 Конституции РФ следует сделать закономерный вывод о том, что незаконные требования судебных приставов-исполнителей, которые совершают преступления, не только не подлежат исполнению, но и подлежат законному противодействию согласно ст.ст.12, 14, 305, 621 ГК РФ и привлечении Великосельского к уголовной ответственности по ст.286 УК РФ.
Пусть лучше судья попытается найти в Конституции и в законах РФ положение об обязанности выполнении любого незаконного требования судебного пристава - исполнителя с указанием последующего обжалования. Такого положения нет, а, следовательно, при отсутствии судебного решения об освобождении помещения площадью 100.5 кв.м. я не обязан был позволять преступникам менять замок на указанном помещении и я не обязан был исполнять преступное требование Великосельского поскольку был убеждён, что его требование преступное. Как законопослушный гражданин РФ и как юрист я обязан пресекать преступления кем бы и в каком качестве такие преступления ни совершались так как в противном случае я буду соучастником преступления и именно на это меня и других граждан толкает так называемая судья Кудряшова А.Н. по факту вынесения своего решения именем государства РФ.
Какая-то пародия на правосудие получается с таким приставами как Великосельский и как судья: Великосельский совершил преступление, которое охватывается диспозицией тяжкого преступления, предусмотренного статьёй 286 особенной части УК РФ чему имеется множество неопровержимых доказательств и за что предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы, а сам Великосельский обвиняют меня в правонарушении и судья ему способствует и наказывает меня штрафом в 1000 рублей требуя уплатить! Это какой-то театр абсурда!
Если согласиться с Великосельским и с судьёй Кудряшовой то следует немедленно уничтожить Конституцию и все законы РФ и составить свод правил для простых граждан, которых приравнять в правах к Северным корейцам – заставить есть подножную траву и ходить строем по ночам.
Так пусть судья лучше изучает и применяет нормы закона «Об исполнительном производстве», которыми регламентировано принудительное исполнение
Как усматривается, судья, отказавшись истребовать и исследовать материалы исполнительного производства, лишила себя возможности установить были ли выполнены самим Великосельским требования ст. 107 Закона «Об исполнительном производстве» и насколько законным является требование Великосельского заменить замок на помещении площадью 100.5кв.м. и применение ко мне физической силы?
При этом суд не указал со ссылкой на права судебного пристава ст.12 «О судебных приставах», какие это могут быть меры.
Также, суд не установил какие меры предпринял Великосельский для того, чтобы всё же заменить замок и по какой причине отказался от бредовой идеи заменить замок даже при том, что была вызвана полиция и национальная гвардия которые отказались помогать Великосельскому и не стали меня задерживать.
При этом, суд не установил: являются ли законными и почему требования Великосельского в отношении помещения площадью 100.5 кв.м.?
Суд, в этой части умолчал (не указал) в отношении какого конкретно помещения осуществлялись действия Великосельского с тем, чтобы признать их законными?
При этом, данный вывод суда прямо опровергается материалами дела согласно которым Великосельский должен был осуществлять освобождение только помещения площадью. 54.6 кв.м., но одновременно с этим, совершил преступные действия в отношении помещения площадью 100.5 кв.м., которое не было указано во вступившем в силу судебном акте и не подлежало ни добровольному, ни принудительному исполнению.
В то же время имеются прямые и неопровержимые доказательства того, что я не препятствовал исполнению судебного решения в отношении помещения площадью 54.6 кв.м. в связи с чем, отсутствует событие правонарушение в моих действиях.
По сути, суд, в данном случае, превратился в полубандитское формирование с целью угнетения неугодных определённым чиновникам российских граждан.
Как человек, знающий и применяющий метод научного анализа, как историк и социолог, как юрист, я могу утверждать, что в постановлении судья Кудряшовой А.Н. никаким анализом даже не пахнет, но, наоборот, усматривается грубейшая и бездарная фальсификация с обвинительным уклоном.
От того, что Кудряшова А.Н. сдала квалификационный экзамен на судью, по сути своей она не стала судьёй и называясь судьёй она зря считает, что это звание даёт ей какие то привилегии творить беззаконие в том числе и по отношению к юристам.
Лично я не потерплю такого хамского ко мне отношения и попирания закона от кого бы оно ни исходило.
Притом, что я ранее не был замечен в посягательстве на институты государственной власти, в данном случае, судья сфальсифицировала доказательства моей вины, искусственно создав такие доказательства якобы посягательства на институт государственной власти.
Но я не позволю никаким заинтересованным судебным приставам - исполнителям и их пособникам судьям безнаказанно совершать в отношении меня преступления и ещё обвинять меня в посягательстве на институт государственной власти. Каждый ответит за содеянное им.
Так вот, такое решение судьи Кудряшовой А.Н. как раз имеет целью установления власти беспредельных чиновников и их пособников среди судей для борьбы с законопослушными гражданами, попрания Конституции и законов РФ.
При ознакомлении с переданными суду материалами у меня возникло обоснованное убеждение, что Великосельский С.В. страдает серьёзным психическим расстройством, что требует срочного вмешательства психиатров, так как Великосельский С.В. представляет опасность как для себя лично, так и для окружающих его людей в связи с чем, имеется настоятельная необходимость поместить Великосельского С.В. в психиатрический стационар.
Великосельский С.В. необоснованно применил ко мне физическую силу, что подтвердил в своём протоколе и рапорте, чем причинил мне, инвалиду вред здоровью, которое ухудшилось и в настоящее время требует долгого лечения.
Великосельскому С.В. следует осознать, что только факт принятия его на государственную службу и получение им должности судебного пристава-исполнителя не делает автоматически абсолютно все его требования законными, а только те, которые указаны в решении суда, в исполнительном листе и в его собственном постановлении об открытии исполнительного производства, которое он обязан был вручить Раскевичу Б.С. в установленном законом порядке, а не тянуть до последнего дня исполнения и не подделывать документы о якобы уведомлении и вручении с использованием заинтересованного лица Улыбышева в качестве посыльного и понятого.
Законным, для Великосельского С.В. и для меня было только требование освободить помещение площадью 54.6 кв.м. согласно, судебного решения, исполнительного листа, постановления об открытии исполнительного производства извещения и требования.
Требование же Великосельского С.В. освободить соседнее помещение площадью 100,5 кв.м. – незаконное и преступное в связи с чем я воспрепятствовал совершению преступления, выполняя свой долг согласно Конституции и Законов РФ за что мне следует выдать медаль и грамоту за гражданскую позицию и воспрепятствование действиям банды преступников.
Президент постоянно в своих речах обращает внимание на то, что граждане не должны надеяться только на него, на Президента потому что он очень занят решением внешнеполитических вопросов государства в связи с чем граждане должны помогать Президенту бороться с самодурами чиновниками и наводить порядок в стране, что я и делаю, за что меня уже пора награждать за самоотверженность.
У Великосельского С.В. наблюдается острая форма патологической лживости и мания величия в связи с тем, что Великосельский С.В. необоснованно считает, что он самый «хитровжаренный» и может всех обмануть. Также Великосельский С.В. являясь всего-навсего каким-то незаметным и безграмотным судебным приставом-исполнителем, тем не менее, самоуверенно и необоснованно убеждён, что он имеет право отдавать незаконные требования тем, кто ему не подчиняется и не может подчиняться, тем более мне, юристу-практику, который его может просто послать подальше, по закону. Более того, Великосельский С.В. по какой-то дурости возомнил, что суд также должен слушаться его, Великосельского С.В. и по прихоти Великосельского С.В. суд должен наказать меня за то, чего я не совершал.
Великосельский С.В. попросту беспредельщик от власти и даже не осознаёт, что его фамилия всего-навсего Великосельский (что можно понимать как «Великое или Большое село»), а не «Великодержавный царь всея Руси» в связи с чем, Великосельскому С.В. следовало бы вести себя скромнее.
Так, Великосельский С.В. умышлено в протоколе скрыл от суда сведения: в отношении, какого именно объекта он пытался совершить действия, которые я не позволил совершить, что полностью исключает событие правонарушения так как мои действия носили законный характер и были направлены на защиту интересов титульного владельца, вытекающие из положения ч.2 ст. 621 ГК РФ в силу того, что арендодатель не возражал против использования соседнего помещения площадью 100.5 кв.м., которое является смежным, с помещением, площадью 54, 6 кв.м. в отношении которого было вынесено судебное решение и постановление об открытии исполнительного производства в связи с чем, Великосельский С.В. превысил свои полномочия в одном случае, когда начал пытаться освободить помещение 100.5 кв.м. и злоупотребил полномочиями в другом случае, когда начал применять ко мне силу, что зафиксировано на видеозаписи (прилагается).
Таким образом, Великосельский С.В. действовал попросту как бандит - беспредельщик и бандитскими методами, без соблюдения понятий и законов за что нормальные бандиты, в своё время попросту убивали или калечили таких как Великосельский С.В.
При этом, в порядке самообороны, в силу наличия у меня спортивных навыков, согласно закона, я, конечно, имел право сломать Великосельскому С.В. челюсть, но воздержался от подобных действий с тем, чтобы предоставить государству возможность наказать Великосельского С.В. с целью торжества закона и справедливости.
Как усматривается, Великосельский С.В., осознавая противоправный характер своих действий, не стал составлять протокол непосредственно на месте 29.03.17 г. несмотря на то, что вызывал полицию и дал объяснение полиции, но составил протокол только на следующий день. 30.03.17 г. позвонил мне и пригласил в УФССП на ул.Правды, 10 сообщив, что намерен составить на меня протокол. Приглашая меня для составления протокола Великосельский С.В. скорее всего преследовал цель спровоцировать меня и сфальсифицировать обвинение в нападении на него, как это имело место в отношении Тюнина М.В. в ДИЗО г. Севастополя, что, по всей вероятности, становится отработанным методом борьбы чиновников всех мастей с неугодными им гражданами.
При этом, Великосельский С.В. по всей видимости даже не понял, что по факту подачи в суд своего тупейшего по исполнению протокола от 30.03.17 г., он сам на себя дал материал, подтверждающий совершение им уголовного преступления.
Великосельский С.В. умышлено создал обстоятельства, при которых я объективно был лишён возможности изложить свои замечания непосредственно в протоколе, при его составлении, так как Великосельский С,В. не стал составлять протокол в момент событий в столовой на ул.Кулакова, 56.
Великосельский С.В. нарушил требования закона и методических рекомендаций ФССП об обязанности предупредить свидетелей об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ (или уж сразу об уголовной ответственности) за дачу заведомо ложных показаний и привлёк понятого по исполнительным действиям 29.03.17 г. Улыбышева в качестве свидетеля при составлении протокола от 30.03.17 г. и одновременно в качестве понятого при указании об отказе от подписи и от получения протокола притом, что протокол составлен не на месте события 29.03.17 г.
ПРИЛОЖЕНИЕ
1. Копия постановления мировой судьи от 20.04.2017 г. – 2 листа
2. Копия апелляции от 24.04.17 г. – 23 листа
3. Материалы по делу, фотографии и все видеозаписи на диске, предоставленном в суд и в СО СУ СК РФ по Ленинскому району в г. Севастополе.
4. Аудиозапись судебного заседания от 20.04.2017 г. длительностью 02:01:30
5. Стенограмма аудиозаписи допроса Улыбышева Д.А. (01:31:40 – 01:50:31) – 3 листа

24.04.2017 г.

Юрист РОО МСП
Союз предпринимателей Севастополя Новиков В.В.

Все приложения загружаются по адресу https://yadi.sk/d/_hdrHISH3HJtw9

Судьи покрывают преступников – чиновников
1 (20%) Голосов - 1
Поделиться в соцсетях

Похожие записи