• Севастополь - 299045
  • + 7(978) 749-60-33
  • sevsps2017@mail.ru
  • Пн-Пт с 9:30 до 16:30 Сб-Вс выходной

В Севастополе состоится конференция-дискуссия на тему: «Роль и место судов и судей в гражданском обществе г. Севастополя»

В Севастополе состоится конференция-дискуссия на тему: «Роль и место судов и судей в гражданском обществе г. Севастополя»

 В Севастополе состоится конференция-дискуссия

на тему:  «Роль и место судов и судей в гражданском обществе г. Севастополя»

 В качестве примера будет обсуждаться уголовное дело в отношении севастопольского атамана Анатолия Мареты

Будет установлен телемост с Государственной Думой Российской Федерации, а именно – с депутатом Евгением Алексеевичем Фёдоровым.

Место проведения конференции: ул. Капитанская, 1, Ресторан «Париж»,  (возле центрального рынка, напротив сквера по ул. Сенявина, рядом ресторан «Black Sea» и бар «Оболонь»)

Время проведения: в субботу 03 декабря 2016 г., в 13-15

(начало регистрации в 13-00)

 

Организаторы конференции:

ОО «Защитим Севастополь»

ОО «За справедливость»

РОО МСП «Союз предпринимателей Севастополя»

Севастопольский Штаб Национально-Освободительного Движения России

«Казачья Черноморская Сотня»

 

Теория и практика – это как желаемое и действительное. Проще говоря: Есть теория – Конституция, Законы РФ. Что мы имеем в действительности, в реальности?  Исполняются ли законы, так как это надлежит и как это должно быть в идеале? И если не исполняется, то почему?

Имеет ли право общество и его свободные граждане составлять своё мнение о правосудии и законности, о принимаемых судьями решениях?  И с учётом того, что немало членов этого общества – юристы, судьи, прокуроры и следователи?

Большинство судей, следователей и прокуроров после школы идут в институт, в армии большинство из них не служили. Некоторые нынешние судьи побывали секретарями и помощниками судей, потом сдали экзамены на судей и судят нас с вами. Какой у них имеется жизненный опыт? Какие знания жизни и общества, какая совесть, какие внутренние убеждения движут ими?

К примеру, судьи древнего Израиля не имели юридического образования, но судили исходя из жизненного опыта, религии, традиций, обрядов и справедливости. Как мы видим из древних книг, в основном – из Библии – успешно и без нареканий.

Во многих мусульманских странах до сих пор судят по религиозным канонам.

Кто, в конце-концов, важнее в процессе для установления истины по уголовному делу: юрист (судья, следователь, прокурор, адвокат)  или лингвист?

Юрист – правовед, специалист в области права.

При этом, адвокаты тоже участвуют в квалификационной комиссии судей и дают оценку действиям судей.

Лингви́стика (языкозна́ние, языкове́дение; от лат. lingua — язык) — наука, изучающая языки. Это наука о естественном человеческом языке вообще, и обо всех языках мира, как его индивидуализированных представителях.

Как может лингвист, изучающий языки, достоверно доказать, что подумал или предположил человек, и положить свои догадки в основу обвинения против него?    Эксперт-лингвист вышла за пределы своей науки о языках и вздумала с помощью лингвистических методов доказывать, что мог подумать (подумал, подразумевал) автор текста той статьи, высказывания из которой положены в основу обвинения её автора – Анатолия Мареты.

То есть лингвист взяла на себя устанавливать одновременно объект, субъективную и объективную составляющие состава преступления (правонарушения), то есть, сразу три элемента.

Интересно, как, к примеру, надо воспринимать вопрос судьи к осужденному после приговора на основании заключения эксперта-лингвиста:  Понятен ли Вам приговор?  Откуда и на основании чего простому гражданину может быть понятен такой приговор если осужденный даже не думал того, в чём его обвинила эксперт? Сам то судья поймёт такой приговор, если он сам ничего не предпринял для непосредственного исследования и доказывания, а переложил всё на лингвиста?

В то же время, настолько ли уж безупречны сами судьи и другие правоохранители, которые намерены использовать такие методы обвинения против граждан своего государства?

Для справки: http://pravo.ru/news/view/124747/ Право.ru  Новости Следственный комитет РФ

«СКР привлек к уголовной ответственности восемь судей, семь прокуроров и 36 адвокатов»

Следственный комитет РФ подвел итоги расследования преступлений коррупционной направленности, совершенных за девять месяцев текущего года, в частности, лицами с особым правовым статусом, сообщает пресс-служба СКР.

Всего за январь – сентябрь 2015 года в производстве следователей СКР находилось 25 255 уголовных дел о коррупционных преступлениях. При этом к уголовной ответственности были привлечены 25 следователей органов внутренних дел, два следователя наркоконтроля, семь прокуроров, 36 адвокатов, шесть следователей СКР и восемь судей (в прошлом году к ответственности были привлечены только двое судей – подробнее читайте на "Право.ru" здесь).

Среди дел, направленных в суды, преобладают материалы о даче и получении взятки, мошенничестве, присвоении, растрате и злоупотреблении должностными полномочиями.

При этом, мы уже знаем о деле полковника МВД Захарченко с его тоннами долларов, а также о возбуждении уголовных дел на ряд высокопоставленных сотрудников СКР РФ.

Много уже известно по делу, сфабрикованному судьями г. Сочи в отношении их же коллеги - судьи Дмитрия Новикова. Причём сам Дмитрий Новиков рассказывает, как его избивали судьи прямо в здании суда, где он работал.

Рамзан Кадыров против судьи и прокурора Южно-Сахалинска

Для примера –  случай, когда судья Южно-Сахалинского округа в 2015 г.  приняла решение признать экстремисткой молитвенную книгу мусульман. После чего Рамзан Кадыров назвал судью и прокурора шайтанами и провокаторами и предупредил, что лично с ними разберётся. Также Кадыров подал жалобу на решение судьи, и суд высшей инстанции отменил решение судьи и оправдал молитвенную книгу.

Таким образом, Рамзан Кадыров вступился за книгу мусульман, и по его апелляционной жалобе эта книга была оправдана.

Кадыров назвал "шайтаном" судью, запретившую исламскую книгу

2015-09-10 10:56

Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров пообещал разобраться с прокурором Татьяной Билобровец и судьей из Южно-Сахалинского округа Натальей Перченко из-за решения признать экстремистской религиозную исламскую книгу "Мольба (дуа) к Богу: ее значение и место в Исламе". Также глава республики назвал прокурора и судью "шайтанами" и "национальными предателями".

"Требую строгого наказания для провокаторов, принявших данное судебное решение и пытающихся взорвать ситуацию в нашей стране", - заявил Кадыров. Между тем в Генеральной прокуратуре России отметили, что недопустимо оскорблять судей и прокуроров из-за решений, принимаемых ими в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

Однако глава региона ответил жестко и на данную рекомендацию: "Я назвал шайтанами и провокаторами судью и прокурора, принявших решение о признании Корана экстремистским. Документ не имеет никакого отношения к их профессиональной деятельности. Вместо защиты закона и интересов России они глупыми решениями подрывают основы стабильности и безопасности. Не надо назначать шайтанов на должности прокуроров и судей, тогда никто их не будет так называть. Я же опять говорю, что они шайтаны и предатели".

Тем временем председатель Южно-Сахалинского суда Александр Чухрай заявил, что решение действительно, могло быть ошибочным, и посоветовал Рамзану Кадырову подать жалобу.

С учётом имеющегося прецедента по жалобе главы Чеченской Республики Рамзана Ахматовича Кадырова, который добился оправдания книги, считаю, что своими действиями эксперт-лингвист нанесла репутационный ущерб авторитету правосудия и всему обществу в целом.

Обращаю внимание, что Рамзан Кадыров заступился за книгу и добился её оправдания, в связи с чем хочу задать вопрос общественности: заступится ли российское общество за русского, православного казака Анатолия Марету, и насколько эффективным в этом случае будет заступничество общества?

При этом эффективность этого заступничества зависит только от наших общих усилий.

С учётом того, что судьи также совершают преступления, при этом состоя в судейском сообществе, является ли уместным для судей определять себя как судейское сообщество, если похожее определение содержится в ст.35 уголовного кодекса как квалификация преступления?

УК РФ, Статья 35. Совершение преступления…преступным сообществом (преступной организацией)

  1. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких, либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.
  2. Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 205.4, 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
  3. Совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

О какой независимости судей можно говорить, если они собраны в некое сообщество, которое способно к объединению для борьбы с инакомыслием в адрес хотя бы одного из своих членов?!

О каком правосудии можно будет говорить в данном случае, если судья при рассмотрении дела в отношении обвинения в клевете в адрес другого судьи  вынужден будет уже заранее ориентироваться на установку своего сообщества в лице заместителя председателя Совета Судей подавшего сигнал в Следственный комитет о содержащейся в статье Мареты клевете?!

Кто судит в данном случае? Выходит, что фактически судит эксперт, а судья, вроде как должен только согласиться с экспертом, так как судья не является лингвистом?  Получается, что заранее даётся установка на то, что эксперт в данном процессе важнее, чем судья, и что фактически, судит эксперт в силу того, что ещё до суда доказал вину Мареты! Выходит так, что место эксперта в системе судов выше и важнее, чем у судьи!

Но Рамзан Кадыров добился оправдания для молитвенной книги мусульман, опровергнув четыре лингвистические экспертизы и решение суда. Следовательно, Кадыров в системе судов выше и важнее чем судьи и эксперты!

Но это у Рамзана Кадырова так получилось в силу того, что он является Президентом Республики Чечня.

А для остальных граждан России на её территории внедряется то, что мы определим таким термином: «Лингвистосудие».

Принципы лингвистосудия:

- Судит не на основе права, - а на основе выдумки лингвиста.

- Только эксперт-лингвист может опровергнуть другого эксперта-лингвиста (но вот вопрос: а оно ему надо, опровергать?)

- Не суд судит на основе права, а эксперт-лингвист с помощью жонглирования словами.

Тогда возникает целый ряд проблем: зачем в процессе лингвистосудия нужны юристы - адвокаты, которые сдали квалификационные экзамены?

Получается: Надо было учиться не на юриста, а на филолога, лингвиста

В данном деле следователи, прокуроры и судьи, принижая значение права, сами отдают приоритет эксперту-лингвисту, делая лингвиста единственной фигурой одновременно и обвинения и доказывания в процессе, в связи с чем эксперты-лингвисты могут теперь создавать своё лингвистическое сообщество, и каждого недовольного действиями лингвистов привлекать к уголовной ответственности по ст.298.1 УК РФ

Можно предположить, что будучи на службе в СК, эксперт-лингвист просто выполняла установку руководства и, в таком случае, это уже руководство СК вершит доказательную базу и судит. Так кто же тогда судит? Лингвист и руководство СК? А заказчик при этом – судейское сообщество?

Какова роль суда, каково место суда в осуществлении правосудия, если суду, как видно, доверяется только завизировать заключение эксперта?

В качестве эксперимента, думаю, что всем было бы интересно узнать, какое заключение сделает эксперт-лингвист по примерно поставленному следующему  вопросу: кто, сколько и чего отвалил эксперту-лингвисту за такую экспертизу?

При этом учесть, что слово «отвалить» к подобной ситуации в народном обиходе применяют в следующем варианте: судья намерен «навалить» срок, «отвалить» срок.  Наверное, читатели знакомы и с таким применением: «По приговору, судья «отвалил» (в этом случае синоним - «навалил») срок (штраф) от души» (в случае если срок или штраф применён по максимуму).

При таких примерах (ряд которых можно продолжить),  дело Анатолия Мареты полностью сфальсифицировано экспертом-лингвистом, которая умудрилась увидеть то, чего нет в тексте статьи самого Мареты.

При этом лингвист работает в Следственном комитете экспертом, то есть является зависимой по службе от своего руководства.

Своими домыслами, предположениями и приписками, лингвист подводит действия Мареты под состав уголовного преступления.

Эксперт-лингвист сама себе и сформулировала вопрос, которого перед ней не ставили, и сама же на него ответила, приписав Марете то, чего он не писал, сочинив тем самым для него состав уголовного преступления, на основании которого следователь, в свою очередь, возбудил уголовное дело.

В своей статье Марета написал только следующую фразу (дословно): «Сколько он отвалил за это судье и прокурорам?». Всё, точка, больше ничего нет. Теперь только сам Марета может сказать, что он имел в виду под словом «отвалил», и дать свою версию, но никто другой, так как это будет уже высказывание не самого Мареты, а кого-то другого.

В свою очередь, эксперт-лингвист, продолжая построенное Маретой предложение, действует, как последователь философской школы софистов и, признавая только своё мнение, выстраивает некую логическую конструкцию, при этом безапелляционно утверждая, что якобы судье и прокурору «отвалили денежные средства». Но это сказала уже сама эксперт-лингвист, а не Марета, и, следовательно, это она, а не Марета, обвинила судью в получении денежных средств!

В свою очередь, следователь согласился с версией эксперта-лингвиста.

Таким образом, эксперт-лингвист вместе со следователем сами обвинили судью и прокурора в получении денежных средств, но чисто по-иезуитски свалили своё обвинение на Марету.

Ещё раз: про денежные средства не Марета сказал, а сказала эксперт-лингвист. В материалах дела об этом первая сказала она, и никто кроме неё.

При проведении предварительного расследования, в том числе, было нарушено право Анатолия Мареты на защиту в связи с тем, что он длительное время пребывал в статусе свидетеля. Будучи единственным подозреваемым, он был дважды опрошен и один раз допрошен в качестве свидетеля против себя самого и с обязанностью давать показания под угрозой возбуждения против него уголовного дела за отказ от дачи этих показаний.

Обращает также внимание и то обстоятельство, что сообщение заместителя председателя Совета судей Севастополя Бабошкина П.И., послужившее основанием к проведению проверки по делу, вообще не содержит никаких конкретных указаний на то, в чём заключается клевета, якобы допущенная Маретой в отношении судьи и прокурора.

В статье Мареты полностью отсутствуют какие либо прямые слова об отваливании денежных средств.

Отсутствуют конкретные слова, которые бы прямо обвиняли судью в чём-либо предосудительном – в получении именно денежных средств. Приписывать Марете слова, которых он не применял, в уголовном процессе недопустимо!

Как мы видим, сами правоохранители, вместо того чтобы стоять на страже закона, занимаются фальсификацией и сочиняют уголовное дело против невиновного Мареты.

Следствие обязано давать правовую оценку только тому, что прямо написано и имеется в тексте Мареты, но если в тексте отсутствуют слова о денежных средствах в связке со словом «отвалил», то эксперт не имеет права сама их додумывать и подставлять к этой фразе, не надо сочинять и фальсифицировать доказательства.

Кому и зачем понадобилось фабриковать уголовное дело против Анатолия Мареты, прикрываясь для этого целым судейским корпусом, противопоставляя судей как некую касту остальной массе общественности?

Кроме того, следует помнить тем, кто забыл, каким образом Севастополь вернулся в Россию, и кто был на передовой этих событий почти трёхлетней давности. Ну уж, точно не судьи и не прокуроры. Все севастопольцы знают, где были они в феврале – марте 2014 года, и где был в это время атаман Черноморской Сотни Анатолий Анатольевич Марета. И чем он со своими казаками тогда рисковал.

Как юрист, я не обязан соглашаться с мнением эксперта-лингвиста и лингвист не лучше юриста собирает доказательства, и что работа юриста не заканчивается там где уже поработал эксперт-лингвист.  Наоборот, работа юриста начинается сразу после окончания работы эксперта-лингвиста и юрист может, при определённых обстоятельствах и основаниях, развалить всю работу эксперта-юриста, если такая работа проведена экспертом с нарушением требований УПК.

Как юрист, опираясь на собранные следователем СК «материалы» дела, в первую очередь на сфальсифицированную лингвистическую «экспертизу», я могу с полной уверенностью заявить, что Анатолий Марета ни в чём не виновен!

Прекращение «дела» атамана Анатолия Мареты послужило бы укреплению веры в законность и справедливость судебных и следственных органов, как Севастополя.

Возникает закономерный вопрос: почему одна социальная группа под условным названием "правоохранители" «судейское сообщество» «лингвисты» могут преследовать другую социальную группу под условным названием - "общество", "граждане", которые имеют своё мнение, которое они не высказывают прямо и категорично о работе этих самых правоохранителей, судей (теперь уже и лингвистов)?

Получается, что правоохранители, судьи, лингвисты, не всегда хорошо работая, защищают себя от общественного мнения относительно оценки своей работы, путём организации уголовного преследования тех, кто на своём опыте приобрёл такое мнение и высказал его.

По принципу: не можно сметь своё суждение иметь?

Тогда возникает вопрос: является ли такая социальная группа - правоохранительной?    Если это социальная группа замкнутая сама на себя и защищающая сама себя от остального общества, то какая же это правоохранительная система всего этого общества? Правоохранители выделили себя из общества, дистанцировались от общества и не желают защищать общество и общественные интересы, а желают защищать себя, свою группу от общественного мнения?

Можно предположить, что в качестве компонентов коммуникативной ситуации эксперт взяла из текста Мареты фразы: «в угоду власть предержащих» и сделала своё заключение в угоду власть предержащим? Предположительно судьям, которые согласно Конституции РФ являются оной из ветвей власти?

При анализе действий и заключения эксперта-лингвиста, ни о каком контексте не допустимо говорить в данном конкретном случае. Нет и не может быть никакого контекста, какого-то там смыслового ряда. И, тем более не допустимо делать приписки ("дописки") текста на каком то смысловом ряде с тем, чтобы получился состав преступления (см. принцип презумпции невиновности).     Никакой трактовки здесь быть не может. Здесь важно одно: или написал Марета прямые слова или не написал? Вот в чём вопрос. В данном случае Марета НЕ писал тех слов, которые ему приписала лингвист по какому-то там её наитию. И точка.

Думаю, что эксперту-лингвисту  придётся сильно удивиться богатству русского языка, о котором она, как видно из экспертизы, пока не имеет должного представления.  Полагаю, что круг познания у лингвиста расширится после процесса общественного обсуждения.

Нельзя путать семантику (обозначение, смысловое значение единицы языка) и действительно сказанное (написанное). Тот смысл, который увидела лингвист, это только она одна увидела. (А то, что повторили за ней следователь, прокурор и «потерпевшая» судья – это потому, что они так пожелали «увидеть»).

Согласно ч.4 ст.14 УПК РФ - обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Семантика в данном уголовном процессе не допустима. Уголовный процесс доказывания - это не литературный спор. Пусть литераторы между собой обмениваются мнениями, а в уголовном процессе надо доказывать с фактами на руках и никак иначе.

Такое обвинение Мареты можно сравнить с тем случаем, когда пациент на вопрос врачу: "Не сдохну я от этой кучи таблеток"? - вдруг получит вызов к следователю, якобы, по обвинению врача в покушении на убийство (тяжком преступлении) и клевете, порочащей его репутацию, да ещё получит после этого и штраф на 5 млн. руб.

А смысл обвинения будет такой (сточки зрения врача, конечно правильный): Пациент публично обвинил врача в том, что он путём подбора таблеток хочет его убить, так как если у пациента низкое давление и ему назначить таблетку для ещё большего понижения давления, то эта таблетка его убьёт?

Каждый смысл слова видит по-разному.

В целях защиты Конституции РФ и гарантированных конституцией прав и свобод граждан РФ следует дать прекратить уголовное преследование Мареты А.А. так как эксперт-лингвист дала заведомо ложное экспертное заключение, оклеветала судью Нахимовского суда города Севастополя Колупаеву О.А. и оговорила Марету А.А.

Эксперт-лингвист составила заключение эксперта №18л/2016 г. от 23.09.16 г.

Эксперт перечислила поставленные перед ней вопросы:

Вопрос 1. Имеются ли в тексте статьи «В Севастополе судьям можно вс1, но это только пока» высказывания, в которых получили речевое выражение какие-либо факты действительности или положение дел, имеющие отношение к судье и прокурорам, участвовавшим в рассмотрении уголовного дела в отношении Соколова Н., и выражающие негативную оценку их профессиональной деятельности?

Вопрос 2. Если да, то в какой форме они представлены (утверждения, предположения, оценочного суждения)? Имеются ли ссылки на какой – либо источник информации?

Примечание 1: Определение соответствия содержащихся в тексте трактовок событий действительности, положения дел и действий указанных лиц самим фактам действительности не входит в компетенцию эксперта-лингвиста.

Эксперт-лингвист, в нарушение данного ею обязательства искусственно создала доказательств обвинения путём подлога и фальсификации, что усматривается из следующего:

На л.д. 28, этап 2, эксперт-лингвист заведомо ложно указала: «убийца двух детей» Николай Соколов получил «смешной» срок, ТАК КАК ЗАПЛАТИЛ «судье» и «прокурорам», участвовавшим в рассмотрении уголовного дела в отношении него».

Однако, в имеющейся в деле исследуемой статье ОТСУТСТВУЮТ слова, которые применила эксперт-лингвист: «ТАК КАК ЗАПЛАТИЛ», в связи с чем, вставка эксперта-лингвиста указанных слов между словами, которые имеются в статье, носит характер заведомо ложного заключения и клеветы в отношении судьи и прокурора, что является преступлением, совершённым экспертом-лингвистом, так как прямое обвинение в том, что Соколов «ЗАПЛАТИЛ» судье и прокурорам высказано непосредственно самой экспертом-лингвистом и только ею одной в составленном только ею одной экспертном заключении.

Далее, в продолжение своих противоправных действий с целью составления и вынесения заведомо ложного экспертного заключения эксперт-лингвист указывает: «Таким образом, в спорном тексте «судье» и «прокурорам», участвовавшим в рассмотрении уголовного дела в отношении Н.Соколова, приписывается получение денежных средств за вынесение последнему снисходительного приговора, не соотносящегося с тяжестью совершённого преступления».

Далее, в продолжение своих противоправных действий, реализуя своё намерение составить и вынести заведомо ложное экспертное заключение, эксперт-лингвист сделала заведомо ложный вывод отвечая на вопрос 1: «В тексте статьи «В Севастополе судьям можно всё, но это только пока» имеются высказывания, в которых получили речевое выражение факты действительности или положения дел, имеющие отношение к судье и прокурорам, участвовавшим в рассмотрении уголовного дела в отношении Соколова Н., и выражающие оценку их профессиональной деятельности, а именно ИМ ПРИПИСЫВАЕТСЯ ПОЛУЧЕНИЕ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ за вынесение Соколову Н. снисходительного приговора, не соотносящегося с тяжестью совершённого им преступления».

Таким образом, выйдя за пределы заданных ей вопросов, в которых отсутствует вопрос, что подразумевается и что приписывается словами: «Сколько он отвалил за это судье и прокурорам?», эксперт-лингвист сама сделала своё собственное негативное заключение в отношении судьи и прокуроров, что является клеветой.

Таким образом, как возможно убедиться, сам Марета А.А. отрицает, что судья и прокурор получали денежные средства, но только эксперт-лингвист утверждает, что судья и прокурор получили денежные средства в связи с чем непосредственно эксперт-лингвист оклеветала судью и прокурора и оговорила Марету А.А.

Я, как юрист, даю правовую оценку измышлениям эксперта-лингвиста.

Судьи, как видно, посчитали себя небожителями.  Но Создатель не предусмотрел для них подобных вакансий. Обычные, они, как и все мы...

Невооружённым глазом видно, что дело сфабриковано. Без вразумительных вещдоков и  обоснований. Квалификации и профессионализма – ноль, они посчитали, что можно всё спрятать за ворохом бумаг. Какой отстойный непрофессионализм!

Общество тоже обязано реагировать на фальсификации уголовных дел против невиновных, и добиваться оправдания невиновных.

Если судьи будут реагировать на все, что движется, и в каждом слове им будут казаться поклепы, то если услышат словосочетание или, даже целое предложение – тем более, то тут ими всемирный заговор обнаружится.

Судейское сообщество обязано выполнять свои функциональные обязанности, а не бегать за каждым посетителем суда с диктофонами или цензурировать средства массовой информации. Вот тогда и авторитет будет.  Конференция призвана выработать правильную правовую позицию, обменяться опытом, идеями, где мы продолжим исследование нашего вопроса.

Не было никаких слов Мареты о взятках судье. Не было и всё тут. Кто это сказал о взятках? О взятках сказала сама судья после заключения эксперта и со слов эксперта. А сама эксперт сказала о "получении денежных средств" и о "заплатил"   Но это они сами сказали, но никак не Марета.  Марета в этом случае чист перед законом и перед судьями.

Как следует из диспозиции ч. 1 ст. 298.1 УК РФ, данная норма устанавливает ответственность в случае клеветы в отношении судьи, прокурора и иных указанных в статье лиц, и предусматривает наказание в виде штрафа в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов.

Согласно статье 128.1. Клеветой признаётся распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. В частности, Клевета может содержаться в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, -

Из смысла статьи 128.1 УК РФ заведомо ложные сведения ДОЛЖНЫ СОДЕРЖАТЬСЯ в данном случае, непосредственно в самом тексте статьи, однако, такие сведения в статье не содержатся.

(Это как в анекдоте: солдат говорит прапорщику: мне мясо положено. Прапорщик отвечает: положено – ешь. Солдат уточняет: но оно не положено. Прапорщик уверено заявляет: Не положено – не ешь.)

Так и в нашем случае: если не положено, нет чего-то, отсутствует что-то то, и говорить об этом нет никакого смысла.

Обвинение вменило Марете, что слова «ЗАПЛАТИЛ», «ПОЛУЧЕНЫ ДЕНЕЖНЫЕ СРЕСТВА» якобы содержатся в тексте статьи, но при прочтении оригинального текста статьи, любой увидит, что такие слова в тексте отсутствуют. То есть, слова «ПОЛУЧЕНИЕ ДЕНЕЖНЫХ СРЕСТВ» - НЕ СОДЕРЖАТСЯ непосредственно в самом тексте статьи, что исключает состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.128.1 УК РФ в смысле квалифицирующих признаков, указанных в  ст.128.1 УК РФ.

Эксперт-лингвист в своём экспертном заключении не только оговорила Марету, судью и прокурора, но и попутно умудрилась опровергнуть Конфуция (Конфу́ций или Кун Фу-цзы, ок. 551 до н. э., — 479 до н. э. — древний мыслитель и философ Китая), который две с лишним тысячи лет назад сказал «Невозможно найти чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если её там нет». Но как видно, Конфуций ошибся, и через две с лишним тысячи лет, уже в наше время, эксперт-лингвист  умудрилась найти чёрную кошку (слова "денежных средств") в тёмной комнате (в предложении «сколько отвалил…»), которой там нет (в предложении нет именно этих слов "денежные средства").

В случае передачи дела в суд обвинение будет опровергнуто по той простой причине, что чёрной кошки (слов «денежные средства») в тёмной комнате (в предложении «сколько отвалил…») - нет.

Как возможно убедиться, Марета А.А. категорически отрицает какое-либо предположение на связывание моих слов в предложении «сколько отвалил…» с денежными средствами.

Таким образом, вывод эксперта-лингвиста является её собственным предположением, которое не имеет к оригинальному тексту Мареты А.А. никакого отношения.

А, если кто-то, что-то знает о судьях? Так, что получается, что завтра всех могут под статью подвести, а лингвисты помогут? Это же можно так на гражданах зарабатывать и со всех по 2 - 5 миллионов получать. С таким то лингвистами, если каждый гражданин заплатит по 2 - 5 миллионов, это ж какие деньги! Только где их бедные граждане брать будут?

В оригинальном тексте статьи Мареты А.А. отсутствует ключевое слово в предложении, которое кардинально могло бы изменить смысл сказанного, как то: «Сколько он отвалил.....(чего?) (дерьма, цветов, похвал, поцелуев) за это судье и прокурорам?» Эксперт-лингвист не может этого не знать. При этом, кроме дерьма, (цветы, поцелуи...) всё будет трактоваться, как взятка.) А если поклонов? Поклоны будут трактоваться, как крутой подхалимаж? Но нужной статьи за обвинение в подхалимаже – нет.

Судьи и прокуроры проигнорировали такое словосочетание, типа подумать – «Нет, нам никто ничего не отваливал». Но предпочли завести уголовное дело.

Но есть и другие значения слова «отвалить». Одно из них: отвалить побоев, ударов. Но почему никому и в голову не пришло подумать, что Соколов Н.Н. мог побить судью и прокурора?  А ведь это же совсем другая квалификация действий?

Как видно, нет у обвинения никаких аргументов против Мареты. А то, что там сочинила эксперт-лингвист, это, ввиду вышеизложенного, не в счёт. Придётся им смириться с фактом отсутствия в оригинальном тексте Мареты таких слов, как "денежные средства". А на нет, как говориться, и суда нет.

Напротив, тот, кто "свято верит" в правосудие, - сам для себя нарисовал бы ответ: "Да нисколько!".  И был бы прав, потому что он так по-своему понял содержание статьи. Вопрос «Сколько он отвалил за это судье и прокурорам»? был и остается только вопросом, поскольку ответ на него не является однозначным (заранее известным, наводящим).

В связи с этим Марету собрались судить за МЫСЛЕПРЕСТУПЛЕНИЕ (так это называется в романе Джорджа Оруэла "1984"), - за то что он допустил мысль, что задался вопросом. Причем таким вопросом, что без пояснения самого Мареты невозможно доказать, что он подразумевает под словом "отвалил"? То есть, чтобы обвинить Марету, эксперт, как минимум, дважды за Марету сделала выводы: что он подразумевал (под словом "отвалил") и что он утверждал (а не спрашивал). Заключение эксперта – натянутое.

Мыслепреступле́ние (или, в другом русском переводе, преступмы́сль, англ. Thoughtcrime) — вид преступления, описанный в романе Джорджа Оруэлла «1984». Самое тяжкое преступление в тоталитарном государстве Океания. Под это понятие попадает любая неосторожная мысль члена ангсоца, любой неосторожный жест или слово. Неправильное, с точки зрения идеологии правящей партии, выражение лица также является разновидностью мыслепреступления — лицепреступлением.

Борьбой с мыслепреступниками в Океании занималась специальная репрессивная организация — полиция мыслей, допросы обвиняемых проходили в Министерстве любви. Для обнаружения подозреваемых использовалась слежка, которую вели за гражданами агенты полиции мыслей и добровольцы (в том числе — ближайшие родственники мыслепреступников), а также специальное техническое устройство, установленное в доме каждого члена партии — телекран.

Основная функция полиции мыслей — доказать нарушителю, что он был неправ. Мыслепреступник подвергался изощрённым пыткам и допросам, целью которых происходило изменение сознания обвиняемого, внушение ему веры в партийные догмы. После такой обработки человек начинал искренне верить в правоту ангсоца, в величие Большого Брата, признавал свои прежние взгляды ошибочными. Некоторые раскаявшиеся мыслепреступники отпускались на свободу для того, чтобы потом, спустя некоторое время, быть снова схваченными полицией мыслей.

В своём дневнике герой книги Уинстон Смит так характеризует мыслепреступление:         Мыслепреступление не влечет за собой смерть: мыслепреступление ЕСТЬ смерть!

Любовь в описанном Оруэллом мире (будь то любовь к родителям, детям, мужу или жене, мужчине или женщине) также является мыслепреступлением!

Лингвистическая экспертиза – это очень сомнительное дело. Эксперту-лингвисту нужно притянуть к доказательству наказуемого деяния предполагаемые, но не выраженные конкретно слова, которые, согласно ст.14 УПК РФ, не могут быть признаны подтверждением не состоявшегося, по сути, оскорбления, или обвинения.

Экспертиза, если уж ее заказывают, должна быть независимой, и, конечно, вневедомственной. Да и вневедомственная экспертиза не может быть непредвзятой, если ее оплачивают по договору. Потому что, если такая экспертиза опровергнет несколько раз факт оскорбления, от нее впредь откажутся заказчики.

А ведомственная лингвистическая экспертиза вообще есть факт абсурдный. Нельзя работать в системе и опровергать обвинения системы. Оксюморон.

Но, главное даже не это. Сам факт обращения следствия и судейского сообщества к лингвистической экспертизе говорит о сомнительности трактовки высказывания. Хотят нам представить, что лингвист, как специалист, лучше разбирается в подтексте и в намерении других людей, но это - Абсурд.

Надо исходить из ясного и четкого взгляда на вопрос: если налицо однозначное оскорбление, тогда есть нарушение закона. Если имеется двусмысленность, и нет конкретного, прямого оскорбления, то ни о каком однозначном лингвистическом подтверждении оскорбления не может быть и речи.

Итак. Если есть прямое оскорбление, тогда ДА. Все остальное НЕТ.

Помните как в детском фильме-сказке "Морозко" баба-яга говорила Ивану: "Ты меня естеством, а я тебя колдовством. Не сробей богатырь!". Вот и здесь то же самое: ничего криминального Маретой сказано не было, но эксперт поколдовала со словами, вывела колдовские заклинания и составила колдовскую формулу обвинив всех: судью, прокуроров, Марету, и по волшебству родилось уголовное дело. А ведь до составления колдовской формулы ни у кого и в мыслях не было сказать, что там подразумевается? Отсюда и вопрос на экспертизу был поставлен неконкретный, потому что ничего такого, что вменяется «обвиняемому», написано не было!

Для Севастополя сам факт дела подобного рода, есть нечто абсурдное, алогичное, пустое. Все в курсе вопроса, все знают Марету, и все понимают, в чем, на самом деле, тут проблема.

Есть принцип презумпции невиновности, когда все сомнения трактуются в пользу обвиняемого. При явной двусмысленности и неопределенности смысла высказывания статьи, экспертиза была бы честной, если бы исследовала все возможные варианты значений, содержащихся в статье Мареты, и дала бы вероятностный ответ. Но когда эксперт действительно додумывает, и за Марету говорит, что тот думал, когда писал статью, и какой в нее вложил смысл, - это действительно заведомо ложное экспертное заключение, грубое нарушение презумпции невиновности. Заключение эксперта носит явно субъективный характер, потому что мнение эксперта поставлено во главу обвинения.

Необходимо вообще поставить вопрос о нецелесообразности лингвистической экспертизы в данном случае. Понятно, когда экспертиза дает ответ на вопросы: является ли предмет оружием, наркотиком, о количестве вещества...? - что имеет четкую методику исследования и расчета и основано на измерениях. Но когда берутся исследовать с помощью эксперта мысли, вложенные в написанное - это равносильно тому, чтобы заткнуть рот Марете, и за него в суде будет признавать вину эксперт, которому Марета такие полномочия не делегировал. Полная профанация правосудия.

К данному делу лингвоэкспертиза не имеет никакого отношения, и никакой расшифровки текста статьи здесь не требуется. Просто некоторым исследователям надо взять увеличительное стекло и внимательно посмотреть в тексте исследуемой статьи: содержатся ли там в предложении «Сколько он отвалил за это судье и прокурорам?", к примеру между словами "это" и "судье" два слова: "денежных средств"? Если этих слов в тексте НЕ содержится, то сторона обвинения с вещами на выход. Всё просто: Да или нет, есть или нет, положено или не положено. Все предположения сразу в ноль. А так как выводы эксперта в такой ситуации могут быть только предположительными то обвинение - ноль.

В процессе обсуждения дела Мареты, и на примере его дела, представители общества показали, что общество тоже может дать правовую оценку угрозам обществу со стороны судейского сообщества. Судейское сообщество решило выделиться из общества остального и запугать граждан-членов этого «остального», не судейского общества демонстрацией примера расправы над Маретой с помощью репрессивного аппарата и заведомо неграмотной в юриспруденции эксперта-лингвиста.

Но основное общество, которое – в большинстве, также имеет право дать отпор какому-то выделившемуся из него малочисленному «сообществу», вздумавшему претендовать на звание совести всего общества. Обратите внимание, каким понятийным аппаратом оперируют в уголовном деле против Мареты: тут авторитет судей и всего судейского сообщества в лице одного судьи. Но, разве не сказано в законе, что судьи НЕЗАВИСИМЫ и подчиняются только Закону? Но, как видно из дела Мареты, судьи оказываются зависимыми от интересов своего сообщества, и кидаются в атаку на каждого, кто посмеет высказать своё мнение, если оно им, судьям, не нравится.

И, посмотрите, ведь основное общество действительно запугано, и, как оказывается, вовсе не бандитами, а именно судьями. Так, в процессе обсуждения некоторые комментаторы даже попробовали меня пугать и предупреждать о какой то возможной расправе надо мной только за то, что я оказал правовую помощь Марете!

Предлагаю также разобраться в вопросе: что такое внутреннее убеждение и совесть, которыми вроде как должны руководствоваться судьи, прокуроры и следователи, и что эти абстрактные понятия вообще необходимо изъять из Закона, потому что их невозможно оценить с точки зрения Закона и взвесить на весах правосудия, но которыми (в первую очередь внутренним убеждением) активно оперируют судьи, прокуроры и следователи в ущерб законам).

Правильность внутреннего убеждения судьей, следователей, и прокуроров как будто презюмируется, и не подлежит сомнению, что в принципе неверно. Фраза, что судья, следователь, прокурор руководствовался "внутренним убеждением", применяется постоянно, а вот руководство Законом игнорируется.  Но разве обществу не известны факты из открытых источников, что судьи, прокуроры и следователи подвержены соблазнам, и бывает, что совершают преступления, и попадают в тюрьмы и колонии. Так в чём тогда проблемы у судейского сообщества? Все ли они безгрешны?

Обосную необходимость изъятия понятия "внутреннего убеждения" и "совести" из категорий, которыми должны руководствоваться судьи, прокуроры и следователи. Вначале немного о содержании понятий "внутренне убеждение" и "совесть", из чего они складываются? В первую очередь они складываются от наличия жизненного опыта, знаний и среды воспитания.  Далее, достаточно посмотреть, какой жизненный путь прошли многие работники судов, прокуратуры, а также следователи  СК и полиции прежде чем, руководствуясь только внутренним убеждением и совестью, начать принимать решения, которые влияют на судьбы граждан и общества в целом?

Не будет ли верным заметить, что, не имея достаточного жизненного опыта и знаний, начинающие судьи, прокуроры и следователи при принятии процессуальных решений руководствуются в подавляющем своём большинстве приказами и указаниями своего прямого или вышестоящего руководства. Тогда о какой независимости судей, прокуроров и следователей вообще можно вести речь?

Но, если нет независимости, то нет и внутреннего убеждения, и уж тем более, никакой совести! А если нет своего внутреннего убеждения и совести, то чем может руководствоваться судья, прокурор и следователь, и как он может на это ссылаться в своём решении? Следовательно, категории "внутренне убеждение" и "совесть" необходимо срочно исключить из норм закона как бесполезные, ни к чему не обязывающие категории, а в отдельных случаях даже вредные и вводящие общество в заблуждение!

Полагаю, что лучше судьям, прокурорам и следователям заглянуть внутрь себя, и начать руководствоваться не внутренним убеждением и совестью на своё усмотрение, а руководствоваться исключительно Законом, чтобы сделать авторитет судей действительно беспрекословным.

"Внутреннее убеждение" и "совесть" безусловно, к Закону никакого отношения не имеет. Возникает вопрос: почему коллегия адвокатов, например, не поднимет вопрос об исключении указанных понятий из судебной практики? Почему депутаты не протестуют?

Так на чём должен строится авторитет власти? На беспределе, и быть незыблемым? Или на строгом соблюдении закона и равенстве для всех?  Или представители власти только от граждан могут требовать соблюдения законов и сочинять им преступления? А для себя, представители власти кричат как потерпевшие, что закон для них не писан, и их всегда надо понять, простить, и ни в коем случае не критиковать, и мнения своего об их деятельности не высказывать? Нескладно как-то получается.

А от такого, навязываемого нам перевёрнутого, извращённого представления об авторитете власти и происходят случаи, когда зарвавшиеся её представители начинают по беспределу совершать преступления, которые влекут возмущения народа.

Так вот, чтобы подобного не случалось, и требуется контроль общественности!

Эксперту-лингвисту должно быть известно, что нельзя приписывать автору то, чего он не говорил и не писал. Марета НЕ применял слова "денежные средства". А вот у эксперта- лингвиста буйная фантазия, в силу чего, эксперт-лингвист просто приписала в оригинальный текст Мареты всего два своих слова: "денежные средства" придав другой смысл предложению и сфальсифицировав доказательства обвинения.

Нам известны способы, как противостоять беспределу, который творят некоторые товарищи от имени государства, тем самым подрывая основы государственного строя и становясь на путь отступничества от закона, тем самым становясь и врагами государства!

Правоохранители, как и в романе «1984» Д.Оруэлла, как видно, стали вместо улучшения показателей своей работы вводить цензуру в местных интернет-форумах, активно преследовать участников обсуждения даже за высказывания, не содержащие клеветы. То есть, они хотят получать зарплату, тратя своё оплаченное Государством, то есть, всеми нами, время, отлавливая за высказанные мнения участников форумов.

Интересно, кто сформулировал не юридический вопрос №1 на экспертизу по статье Мареты. Но только эксперт-лингвист, в не юридическом вопросе смогла поймать за хвост мысль, что чего-то не хватает и надо это что-то добавить. Как усматривается, один и тот же вопрос, который собственно, интересовал следователя, и который следователь из протокола в протокол задавал Марете - СИЛЬНО отличается от вопроса №1, который следователь поставил перед экспертом!

С чего бы это? Просто бросается в глаза то, что на прямо поставленный вопрос следователя к Марете: что Марета имел в виду под словами "сколько он отвалил...", следователь из раза в раз получал отрицательный, не устраивающий следователя ответ. Но, когда следователь задал вообще отвлечённый вопрос №1 эксперту, то эксперт, не будучи автором статьи, вдруг обнаружила ответ, который устроил следователя – для возбуждения уголовного дела.

Предлагаю любому желающему попытаться что-то понять в вопросе №1 следователя.  Попытайтесь разобраться в этом нагромождении хитроумных формулировок, и понять, что надо сделать, и какой однозначный вывод из всего этого следует?

Обращаю внимание, что при прочтении статьи Мареты и комментариев к ней, возможно убедиться, что никто из 4024 просмотров и до последнего комментария 11.08.16 г. даже не заметил слов "сколько он отвалил...", то есть, ничего криминального в статье никем обнаружено не было. Никто, то есть АБСОЛЮТНО НИКТО из комментаторов НЕ ЗАМЕТИЛ криминала в статье Мареты! Никакого криминала в его статье никто (в том числе и автор этих строк) не усмотрел.

Следует заметить, что судьи и прокуроры – далеко это не вся Россия, и не авторитет России, и они не единственные патриоты и совесть России. Поэтому не надо их  выделять и наделять такими значениями по отношению к другим гражданам, хотя бы только потому, что они не пойдут ни в окопы, ни на баррикады в случае опасности, по крайней мере, большинство из них.

И я больше всего уверен, что начнись какая-нибудь заварушка, практически все они будут отсиживаться, как это было в феврале-марте 2014 г. Самое интересное, что с февраля по август 2014 г. включительно полиция, прокуратура и суды почти не работали и отговаривались, что у них нет полномочий. И ничего в городе без них не случилось, и никто даже и не заметил, что полгода они практически не работали. А тут вдруг на ровном месте у них такое рвение проснулось.

В суде будут заданы вопросы двум следователям, прокурору, эксперту, Бабошкину, Колупаевой, двум свидетелям.

Конституционный строй в РФ в опасности из-за действий представителей власти в Севастополе.

Такие действия власти причиняют непоправимый вред обществу и в нашем городе, и в Крыму, и в России в целом!

Такая ситуация стала возможной в связи с несовершенством Конституции РФ в части исключительности полномочий судебных органов и исполнении судебных решений.

В Конституции РФ отсутствует закрепление принципа законности судопроизводства, что, вероятно, и позволяет нарушать права граждан, не соблюдая Закон. Отсутствует также закрепление в Конституции обязательности исполнения судебного решения. Конституция РФ не закрепляет положений о недопустимости делегирования функций судов, не закрепляет распространение юрисдикции судов на все правоотношения, возникающие в РФ, что даёт возможность для недобросовестных лиц сочинять заключения, которые  изначально подменяют судебное решение.

Мы информировали ранее общественность об уголовном деле в отношении атамана Черноморской Сотни Анатолия Мареты:

1.http://sevnews.info/rus/view-news/Vladimir-Novikov:-YA-kak-yurist-teper-s-polnoj-uverennostyu-mogu-zayavit-chto-Anatolij-Mareta-ni-v-chyom-ne-vinoven!/28989 - Владимир Новиков: «Я как юрист теперь с полной уверенностью могу заявить, что Анатолий Марета ни в чём не виновен!» (02.11.2016 21:31);

  1. http://sevnews.info/rus/view-news/Tak-kto-na-samom-dele-oklevetal-sudyu-Olgu-Kolupaevu-obshestvennik-Anatolij-Mareta-ili-ekspert-lingvist-Irina-Lyubeznyh/29047 - «Так кто на самом деле оклеветал судью Ольгу Колупаеву, общественник Анатолий Марета или эксперт-лингвист Ирина Любезных»? (06.11.2016 19:31)

3.http://sevnews.info/rus/view-news/Anatolij-Mareta-podal-hodatajstvo-v-prokuraturu-o-prekrashenii-ugolovnogo-dela-/29125?form_saved=512686 - Анатолий Марета подал ходатайство в прокуратуру о прекращении уголовного дела (11.11.2016 11:28);

  1. http://sevnews.info/rus/view-news/Anatolij-Mareta:-Zavedyonnoe-na-menya-ugolovnoe-delo-nosit-zakaznoj-harakter-ono-yavlyaetsya-politicheskim/29195 - Анатолий Марета: «Заведённое на меня уголовное дело носит заказной характер, оно является политическим» (15.11.2016 13:01);

5.http://sevnews.info/rus/view-news/Ugolovnoe-delo-protiv-atamana-Anatoliya-Marety-peredano-v-sud/29233- «Уголовное дело против атамана Анатолия Мареты передано в суд» (17.11.2016 21:09);

 

Список приглашённых на конференцию:

 

Правительство Севастополя:

  1. И.О. Губернатора города Севастополя – Овсянников Дмитрий Владимирович
  2. Заместитель Губернатора города Севастополя – Гладков Вячеслав Владимирович
  3. Директор Департамента Общественной безопасности – Шерстнёв Юрий Владимирович
  4. Директор Департамента по связям с общественностью – Перла Андрей Наумович

 

Депутаты Госдумы:

  1. Депутат Государственной Думы РФ – Фёдоров Евгений Алексеевич
  2. Депутат Государственной Думы РФ - Белик Дмитрий Анатольевич

 

Депутаты Законодательного Собрания города Севастополя:

  1. Председатель Законодательного собрания г. Севастополя – Алтабаева Екатерина Борисовна
  2. Законодательного собрания города Севастополя – Чалый Алексей Михайлович
  3. Посметный Виктор Александрович
  4. Лобач Татьяна Георгиевна
  5. Журавлёв Илья Григорьевич
  6. Колесников Борис Дмитриевич
  7. Горелов Вячеслав Николаевич
  8. Вусатенко Татьяна Анатольевна
  9. Оганесян Виктор Альбертович
  10. Сандулова Татьяна Борисовна
  11. Соловьёв Игорь Олегович
  12. Щербакова Татьяна Михайловна
  13. Чалый Михаил Михайлович
  14. Кулагин Александр Андреевич
  15. Кажанов Сергей Петрович

 

Представители судейского сообщества:

  1. Председатель Городского Суда города Севастополя -
  2. Председатель Совета Судей города Севастополя – Колбина Татьяна Павловна - заместитель Председателя Севастопольского Городского суда;
  3. Заместители Председателя Совета судей города Севастополя:
  4. Бабошкин Павел Иванович – заместитель Председателя Севастопольского Совета судей, Председатель Севастопольского Гарнизонного военного суда;
  5. Кравченко Виктория Ефимовна – заместитель председателя Арбитражного суда города Севастополя;

 

Представители прокуратуры:

  1. Прокурор города Севастополя – Шевченко Игорь Сергеевич;
  2. Прокурор Ленинского района г. Севастополя
  3. Прокурор Гагаринского района г. Севастополя
  4. Прокурор Нахимовского района г. Севастополя
  5. Прокурор Балаклавского района г. Севастополя

 

Следственный комитет:

  1. И.О. руководителя СУ СК РФ по городу Севастополю  - Редькин Юрий Петрович
  2. Руководитель СО СУ СК Ленинского района по г. Севастополю
  3. Руководитель СО СУ СК Гагаринского района по г. Севастополю
  4. Руководитель СО СУ СК Балаклавского района по г. Севастополю
  5. Руководитель СО СУ СК Нахимовского района по г. Севастополю

 

ФСБ

  1. Начальник Службы в г. Севастополе УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю –  Богданов Владимир Иванович

Полиция

  1. Начальник УМВД России по г. Севастополю Павлов Василий Петрович

 

Национальная Гвардия

  1. Командир Севастопольского ОМОН «Беркут» Колбин Сергей Николаевич

 

Религиозные организации:

  1. Благочинный Севастополя Отец Сергий (Халюта)
  2. Иммам Ресульев Энвер

 

Уполномоченный по защите прав человека:

  1. Уполномоченный по защите прав человека в Севастополе – Буцай Павел Юрьевич

 

Представители средств массовой информации: 

  1. «Севньюс»
  2. «Форпост»
  3. «Информер»
  4. «Примечания» - Ядуха Виктор
  5. «Слава Севастополя»
  6. «Аргументы Недели» - Филипп
  7. «Первый Севастопольский»
  8. «ИКС»

 

Итернет-активисты

  1. «Батя» (Ростов-на Дону)
  2. «Путник»
  3. «Хромов» (Иркутск)
  4. «Сёмик» (Одесса)
  5. «Волна»
  6. «Стёпа» (Бахчисарай)

 

ОО Защитим Севастополь

  1. Полищук Александра Александровна
  2. Ходос Леонид Васильевич
  3. Кузина Лариса
  4. Федорин Василий Сергеевич
  5. Демидов Александр Никитович
  6. Карлюк Александр Витальевич

 

приглашены:

 

Общественная палата города Севастополя

Адвокаты  (юристы)

Депутаты муниципальных образований

Представители общественности

ОО «Русский Блок»

Представители РОО МСП «Союз предпринимателей Севастополя»

Казачьи атаманы

Представители казаков Севастополя и Крыма

Представители Национально-Освободительного Движения России

Представители Казачьей Черноморской Сотни

Представители дома № 14 по ул. Молодых строителей

 

 

 

29 ноября 2016 г.          

 Юрист Союза предпринимателей Севастополя             Владимир Новиков

В Севастополе состоится конференция-дискуссия на тему: «Роль и место судов и судей в гражданском обществе г. Севастополя»
5 (100%) Голосов - 1
Поделиться в соцсетях

Похожие записи

Выразить свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 − 3 =